КОММЕНТАРИИ
В оппозиции

В оппозицииЛимонов как лев

10 АВГУСТА 2010 г. ДМИТРИЙ ОРЕШКИН

 

РИА Новости

С чувством глубокого удовлетворения прочитал я текст Э. В. Лимонова, где он задается вопросом, является Орешкин экспертом или сексотом, и делает вывод: сексот. Об обиде речи нет, потому что на известную группу людей не обижаются. Удовлетворение же носит преимущественно экспертный характер. Не ожидал получить столь полное подтверждение своих оценок непосредственно из первоисточника.

Эдуард Вениаминович прост, как правда.

Если Орешкину не нравится политик Лимонов, значит, Орешкин продажный прислужник режима. Знакомо до сладкой боли в сердце: кто не с нами, тот против нас.

Если Орешкину не нравятся вождистские замашки демиурга, значит, он стремится «вбить клин». Ну да, борьба с фракционностью. «В наше суровое время, когда неумолимая логика классовой борьбы требует с новой силой сплотиться вокруг ленинского ЦК, находятся отдельные, с позволения сказать…» Жаль, не назвал агентом мирового империализма – было бы ближе к истине.

Наконец, дружеское обращение к «Саше Рыклину» с призывом не давать сексоту места в «Ежедневном журнале». Тоже родное: человек еще не дорвался до власти, а уже норовит руководить прессой. «Партийная организация и партийная литература».

С чего ему в голову взбрело, что я его «ненавижу»? Экий роскошный термин из дамских романов. Отношение к Лимонову у меня примерно, как к Путину и складывается из двух составляющих. Во-первых, объективный энтомологический интерес. Во-вторых, субъективное – скажем мягко – сожаление. Обоих бог (или народный генофонд) наградил способностями и характером. Оба распорядились божьим даром так, что стыдно смотреть. Дожила Россия-матушка: рулит мелкотравчатый гэбист, а оппонирует провинциальный пижон с усами, нафабренными под Сальвадора Дали.

Делят Триумфальную площадь.

Понятно, что основная вина в подобном раскладе ложится на Путина. Он наверху, от него и зависело довести страну до такого состояния, при котором другая оппозиция практически невозможна.

Ради справедливости подчеркну, что нынешнее противостояние для России много лучше, чем разборки между верными ленинцами. В частности, между недоучившимся семинаристом из Гори И. Джугашвили и несостоявшимся местечковым хлеботорговцем из Яновки Л. Бронштейном. Так что некоторый прогресс (в терминах биржи – плюсовая коррекция после кошмарного провала, длившегося десятилетия) все-таки налицо.

 

Зачем?

Теперь главное. Что я, собственно, к Лимонову прицепился, как репей к собачьему хвосту? Ну, во-первых, «чисто стилистические расхождения». Не люблю дешевых понтов и вообще шпану. Но это субъективное, бог с ним. Важнее другое. Как вести себя вменяемому гражданину (мещанину), когда суть момента заключается в клинче сталинско-путинской государственной номенклатуры с троцкистско-лимоновской революционной романтикой?

Варианты ответа «оба хуже» или «чума на оба ваши дома, а мое дело сторона» не проходят. Опыт показывает, что без системного противодействия номенклатура разрастается и постепенно сжирает страну изнутри. В стороне не отсидишься.

Но и вариант крайних позиций тоже не годится. Потому что с эмоциональной точки зрения – прав Лимонов (достал номенклатурный беспредел), а с функциональной точки зрения – прав Путин (пустите таких, как Лимонов к рулю – мало не покажется).

Остается эмоционально и функционально осваивать позицию где-то посредине. Или, точнее, вне этого двумерного пространства. Исходя из примерно следующих соображений.

1. Само по себе противостояние между коллективным Путиным и Лимоновым – нездоровая аномалия. Нормальное решение заключается в том, чтобы в меню было не два блюда (каша пшенная с лимонной отдушкой и каша гречневая, разложенная в мисочки разных партийных оттенков), а несколько реально конкурирующих кулинарных проектов.

2. Новый подход, к сожалению, противоречит глубинной сущности отечественной культуры, которая веками строилась именно на полярных противоположностях. «Православные-иноверцы», «буржуазия-пролетариат», «Сталин-Троцкий», «коммунисты-демократы», «Россия-Америка», «Наши-не наши» и пр. В России любят крайности и не ценят сдержанности.

3. С политтехнологической точки зрения значительно легче эксплуатировать прежний бинарный шаблон для сохранения себя во власти (или для борьбы за власть) чем сконструировать более объемную картинку мира, где есть все перечисленные полярности, но в дополнение к ним появляется нечто третье, четвертое и пятое.

4. Формирование многомерной конструкции требует продолжительного времени и к тому же идет во многом помимо нашей воли. А жить надо сейчас, в реальной социокультурной среде. Которую коллективный Путин регенерировал из советских обломков себе на пользу, а большевик Лимонов пытается вырвать и обратить на пользу себе. Вывернув наизнанку, поменяв плюс на минус, но не изменив непримиримой двоичной сущности.

Мне кажется, в таком колхозе наиболее приемлемой остается следующая позиция. Не надо прикидываться, что стоишь над схваткой. Ты все равно, так или иначе, участвуешь. Поэтому лучшее, что можно сделать, это перестать красоваться незапятнанностью одежд и поточней сформулировать для себя и для других, сколько ты готов уступить Путину, сколько Лимонову и сколько оставить себе для личного потребления.

Если так, то пафосные рассуждения про «вбивание клиньев» и раскол теряют смысл. Я поддерживаю Лимонова и его соратников, поскольку они, как и любые другие граждане, по Конституции имеют право свободно и мирно собираться на площади для предъявления своих амбиций. Из этого не следует, что я поддерживаю сами амбиции или присягаю им на верность. Наоборот, из этого следует, что я с максимальной четкостью должен обозначить грань, до которой наши интересы совпадают и после которой они расходятся. Чтобы не было совковых воплей про «клинья» и вражеских агентов, затесавшихся в ряды.

В сухом остатке от моих текстов про Лимонова остается следующее. Лимоновская оппозиция есть порождение путинского политического стиля. Поэтому нормальному человеку не следует отказываться от митингов по 31-й статье из-за того, что там шабашит Эдичка. Если это и парадокс, то совсем простой: выступая за закон и свободу, вы протестуете и против авторитарного путинизма, и против его перевернутого отражения в виде авторитарного национал-большевизма.

Лимонов много сил положил на раскрутку проекта. И молодец. Земное спасибо. Такое действительно дорогого стоит в условиях путинской России. Но он занимается организацией митингов потому, что воображает себя политиком. А мы (в своем большинстве) политиками себя не воображаем. Мы — возможно, ошибочно — воображаем себя гражданами.

Граждане приходят на площадь ради защиты своих прав. Однако политик почему-то убежден, что они приходят выразить ему восторг и поддержку. Надо помочь ему поскорей расстаться с этим нарцисстическим заблуждением. Тогда дорога на митинг откроется и тем, кого от нацболов слегка подташнивает. Ничего, не графья. Ради прав и свобод можно и с гражданином Лимоновым рядышком постоять. Небось, от ваших демократических понтов не убудет. Тем более среди его молодежи наверняка есть нормальные ребята. Подрастут и поймут, какова настоящая цена их боевитому дедку.

Но пока на повестке дня солидарность. Не тоталитарно-большевистская, позапрошлого века, а прагматично-современная.

Конечно, такого ему не скажут те, с кем он начинал и продолжает проект. И правильно не скажут – это было бы не по-людски. Но я не начинал. Меня вообще мало занимает, кто там на площади главный. Меня занимает, как привести в чувство распоясавшуюся власть.

Если бы Лимонова интересовали права сограждан, он бы Орешкина поблагодарил за расширение возможного круга участников. Но его интересует демиург Эдичка – анфас, в профиль, на фоне революционного пожара… Поэтому он воспринимает мои скромные тексты как попытку внести раскол и выдернуть триумфальный коврик у него из-под задницы. Которая (попытка, конечно) наверняка проплачена классовым врагом.

Ну, большевик же, в натуре.

Я не намерен откусывать от его коврика. Наоборот, я коврик расширяю — как минимум, своим присутствием. Но при этом — уж извините — приношу с собой свои права и свое несогласие на монополию. Есть у минориторных акционеров такая скверная привычка — качать права и портить кровь мажоритариям.

А ты, мажор, терпи. Партнер не обязан быть приятным. Но если не научишься с ним делиться — не видать тебе серьезной политики, как и серьезного бизнеса. Кончается твое большевистское единоначальное время. Если б не Путин, давно бы уже кончилось…

Можно ли прожить в России, совсем не играя в игру Путина или Лимонова? Если не прикидываться валенком, то лишь при одном условии: обозначить пределы сотрудничества с тем и с другим и пределы собственного скромного суверенитета.

 

Между станов

Понятное дело, при таком подходе тебя в меру способностей и культурки будут поливать добрые люди и с той, и с другой стороны. Ну и замечательно. По правилам конфликтологии, это знак того, что позиция в стратегическом плане выбрана верно. Если не для тебя лично, то для цели, которую ты поставил.

Роберт Шлегель из «Единой России» назвал Орешкина, если не путаю, «врагом России». Понятно, ему нелегко осознать разницу между Россией и путинским режимом – так уж их учили. Селигерские соратники Шлегеля тоже говорят и пишут нечто подобное. Даже, насколько могу судить, от души поучаствовали в подготовке компроматов против моей скромной персоны. Нормально. Вот и на тусовке 31 июля у памятника Маяковскому забавный толстый мент в звании полковника (в иных условиях, наверно, вполне симпатичный дядька) от избытка державных чувств зачем-то назвал меня мудаком, гандоном и пообещал, что я сейчас у него обоссусь. Ну, допустим, на их языке так звучит пожелание здоровья и благополучия в мочеполовой системе… Этот вопрос, полагаю, нам еще предстоит обсудить с его непосредственным начальством. Но вообще-то, мне кажется, такие высказывания характеризует не столько естествоиспытателя Орешкина, сколько масштаб его одаренных искрометными талантами оппонентов.

С другой стороны, немало несгибаемых борцов за демократические идеалы клеймили того же Орешкина за обслуживание «партии бабла», заискивание перед вертикалью и прочий позорный конформизм. Наверно, со стороны видней. Вот теперь, значит, повысили до сексота. Тоже нормально. Мне же, со своей стороны, всегда казалось, что в их позиции налицо некоторый избыток театральности при дефиците функциональности: мол, «участие приравнивается к соучастию» и т.п. Вот такие мы кристально чистые и незапятнанные. Нам подавай все или ничего.

Люблю левую интеллигенцию.

По словам Довлатова, во время аналогичных дискуссий с Бродским (как повторяются времена!), тот отвечал: «Ты в булочную ходишь? Значит, сотрудничаешь». То есть нечего особенно выпендриваться. Налоги Путину платишь? Электричеством пользуешься? С гаишниками общаешься? Если квартиру вскроют или подожгут, к ментам/пожарникам побежишь? Следовательно, не болтай впустую. Вопрос в границах суверенитета и в том, как на них найти управу, а не в «да» или «нет».

Впрочем, Лимонов не любит Довлатова. Да и Бродского, кажется. В самом деле, зачем эти пустяки, если есть писатель Эдичка? Но это в сторону. Как раз в чистоплюйстве и неискренности его не обвинишь. Здесь он гораздо органичнее многих ревнителей теоретических свобод и ближе к природе. Любит себя от всей души, не мучась ревностью и сомнениями. Это нормально для популиста. Но на беду, помимо него, в стране еще остались и другие, порой не менее интересные персонажи. Что, как верно подмечено, есть невыносимый скандал.

Но приходится мириться. Другие времена.

Еще раз скажу: жизнь выламывается из путинско-лимоновской бинарной схемы даже помимо нашего (и тем более их) осознанного желания. Это естественный процесс. Заметили, как мягко нацлидер выходит из моды, несмотря на все стилистические потуги типа «весь в черном и на байке»? Будто брюки-клеш, крутой шик из предместий, которые в доисторических 60-х шил подросток Савенко. Носили, носили, вдруг – хлоп! – и неожиданно понимаешь, что и прикид, и пацанчик на самом деле так себе…

Значит, время вышло. Г-н Савенко надеется, что взамен придет мода на него. Не думаю. Максимум – 10-15 процентов. Да и те пока у Жириновского.

Ход событий потихоньку вытесняет коллективного Путина на край. Все очевидней, что с задачами управления он не справляется. Чтобы сохранить себя в ментальном центре, ему надо срочно выпустить на арену кого-то еще более крайнего. И потом решительно одолеть перед объективами федеральных каналов. Геракл, разрывающий пасть гипсовому льву…

Надеюсь, Лимонов достаточно умен, чтобы не номинироваться на эту роль. С другой стороны, на какую еще роль он годится? Будущего нацлидера, что ли? Да не приведи Господь.

Нет, наши дорожки с ним – только до памятника Маяковскому.

Что же касается персонально Орешкина – какая, в общем, разница. Мало ли, кто что скажет. С одной стороны, сексотом никогда не был; с другой –  пока удается прожить, ни разу не обоссавшись. Не считая, понятно, счастливого детства, за что отдельное спасибо товарищу Сталину и партии большевиков.

Зачем же мне Лимонов с его люмпен-пролетариатом еще раз в аналогичном статусе? Время прошло, я вырос. Хотелось бы верить, Россия тоже.

Фотография РИА Новости

 

Обсудить "Лимонов как лев" на форуме
Версия для печати
 



Материалы по теме

В блогах //
Время в котором стоим // АЛЕКСАНДР ЧЕРКАСОВ
Медиафрения. Религия торжествующего жлобства // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
ТРИУМФальная ЛИМОНОВА // АНТОН ОРЕХЪ
Связанные смертью: конструктор Долматов и «проповедник» Лимонов // ПАВЕЛ ПРОЦЕНКО
Лимонов-женщина и Путин как персонаж // МИХАИЛ БЕРГ
Грязь как средство возвышения // АЛЕКСАНДР ПОДРАБИНЕК
Что делать 11/12 // ВСЕВОЛОД ЧЕРНОЗУБ
За флажки // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН