Путин и общество
10 апреля 2020 г.
Правозащитникам предлагают создать этический кодекс
17 ЯНВАРЯ 2014, ЛЕВ ПОНОМАРЕВ

Российских начальников, очевидно, не на шутку испугало то, что вчерашние политзаключенные — Михаил Ходорковский, Надежда Толоконникова, Мария Алехина — заявили о намерении посвятить себя правозащитной деятельности. И вот уже некто Владимир Осечкин, руководитель рабочей группы Госдумы по развитию общественного контроля и защите прав граждан в местах принудительного содержания, эксперт рабочей группы по содействию ОНК в Совете при президенте по правам человека, предложил членам СПЧ и Общественной палаты собрать в феврале заседание по вопросу создания этического кодекса правозащитника. В интервью «Известиям» Осечкин не скрывает, что его целью является попытка отделить «правильных» правозащитников от тех, кто, о ужас, занимается политической деятельностью, то есть рискует прямо критиковать российские власти.

ИТАР-ТАСС

Надо понимать, что просто правозащитники всегда существуют рядом с так называемыми государственными правозащитниками. Это было и в советское время. Диверсификация довольно проста — и сами правозащитники, и население всегда понимают, кто есть кто. Есть правозащитники, которые противостоят власти в тех случаях, когда она нарушает права человека в стране, а есть так называемые ГОНГО. Эта аббревиатура и по-русски, и по-английски расшифровывается одинаково: «Государством образованные негосударственные общественные организации (Government Organized non-Government Organization)». Понятное дело, что эти ГОНГО наезжают на настоящих правозащитников и предложение Осечкина есть не что иное, как очередной такой наезд.

С 2000-х годов ГОНГО стало больше и они заняли более агрессивную позицию. Их можно сравнить с советскими профсоюзами. Профсоюзы в СССР, здесь не надо никого убеждать, никогда не защищали права трудящихся. Они были приводными ремнями власти, «школами коммунизма». Тем более что и сами трудящиеся качать права не собирались. Но при этом профсоюзы раздавали, например, социальные путёвки. Полезное дело, чего с ними особенно воевать? ГОНГО тоже иногда делают полезные дела, тот же Осечкин делает кое-что полезное.

Нормальным правозащитникам, тем, кто борется с властью не как политик, а в случае нарушения прав человека, кто идёт на передовые рубежи, никакие внешние моральные кодексы не нужны. Мы знаем всех внутри нашей среды, да и те люди, которые к нам обращаются, думаю, тоже понимают, к кому и зачем нужно идти.

Вообще правозащитная деятельность — это призвание. Человек вынужден закрывать глаза на свои проблемы, семейные или какие-то ещё, чтобы защищать других людей. Правозащитником человек должен родиться. Я наблюдаю за большим числом правозащитников по всей стране, они к нам приезжают из сёл, из маленьких городов, иногда совсем необразованные люди, но в них есть тяга к этому делу. У меня, например, есть знакомый правозащитник — бывший боксёр. Иногда мне кажется, что это отчасти даже русская черта. Такие немного юродивые, готовые бороться за правду несмотря ни на что. Мы им помогаем, обучаем, воспитываем. Некоторые российские правозащитники выступают в судах и выигрывают их, даже не имея юридического образования. Многие обнаруживают в себе такие качества, защищая себя, а потом к ним обращаются люди и они начинают защищать других. Конечно, когда меняется среда, меняются и правозащитники.

Особенно нелепо выглядит, когда подобная инициатива исходит из Государственной думы и Общественной палаты. Здесь всё понятно, по-моему, и не надо никому объяснять, какие правозащитники в первую очередь с ними сотрудничают. Безусловно, когда мне нужно защищать человека, я обращаюсь в Общественную палату, но настоящие правозащитники туда идти отказались, не стали баллотироваться просто потому, что палата создавалась Кремлём. Мы взаимодействуем с Общественной палатой, но не сотрудничаем с ней.

Безусловно, кодекс может создать правозащитникам дополнительные трудности, но на нас и так регулярно наезжают. У нас были проблемы с законом об «иностранных агентах», будут и другие, власть постоянно ищет возможности создать нам новые трудности. Но, мне кажется, волноваться не стоит. Если уж от «иностранных агентов» удается отбиваться, то и от этого как-нибудь отобьёмся.

Фотография ИТАР-ТАСС













  • Дмитрий Орешкин: Путин любит работать с двойной гарантией, и поэтому был вынужден пойти на перенос голосования, при этом не назначив время.

  • "Коммерсант": Правительство России проработало изменения в законодательство, предложенные накануне президентом Владимиром Путиным, сегодня их планируют внести в Госдуму.

  • Александр Морозов: Путин пользуется кризисом, чтобы провести некоторые "поправки" (которые и можно протащить только в условиях "под шумок").
    Таких, поправок там две.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Лучше бы Путин честно сказал: спасайся, кто может!
26 МАРТА 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В среду телеобращения Владимира Путина к нации с замиранием сердца ждала вся страна. Потому что страна подозревает недоброе. Все последние недели начальство заверяло нас, что у них все под контролем, но мы этому как-то не очень верили. Мы точно знаем, что под контроль они могут в любой момент взять нас, а вот по поводу коронавируса были сомнения. Нельзя сказать, чтобы Владимир Владимирович их развеял, пожалуй, даже наоборот. Что бы я хотел услышать от президента своей страны, которая оказалась перед лицом ужасной опасности? Ну, во-первых, про стратегию.
Прямая речь
26 МАРТА 2020
Дмитрий Орешкин: Путин любит работать с двойной гарантией, и поэтому был вынужден пойти на перенос голосования, при этом не назначив время.
В СМИ
26 МАРТА 2020
"Коммерсант": Правительство России проработало изменения в законодательство, предложенные накануне президентом Владимиром Путиным, сегодня их планируют внести в Госдуму.
В блогах
26 МАРТА 2020
Александр Морозов: Путин пользуется кризисом, чтобы провести некоторые "поправки" (которые и можно протащить только в условиях "под шумок"). Таких, поправок там две.
Путин взрывает собственные элиты. Вопрос — зачем?
21 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Есть всего две версии происходящего сегодня в самой верхней точке отечественной властной вертикали. Либо Владимир Путин сошел с ума (и тогда анализировать его действия без специальной профессиональной подготовки невозможно), либо он продолжает пребывать в здравом уме. Оба предположения имеют право на существование, но я все же стану придерживаться второй версии по причине, высказанной выше. Итак, в минувший понедельник Владимир Путин продолжил набрасывать на вентилятор сенсационные сюжеты, никак между собой не связанные. Такое поведение уже входит у него в привычку. 
Прямая речь
21 ЯНВАРЯ 2020
Дмитрий Орешкин: Владимир Путин может получить статус несменяемого и высшего руководителя страны, по аналогии с елбасы или аятоллой. Их полномочия вообще никем не прописаны...
В СМИ
21 ЯНВАРЯ 2020
Коммерсант: Переход замглавы СК на должность генпрокурора может поставить точку в многолетнем противостоянии двух ведомств — победа, судя по всему, за следователями.
В блогах
21 ЯНВАРЯ 2020
Олег Пшеничный: Аналитики пишут, что отставка правительства и отмена конституции - лишь манёвры, призванные отвлечь внимание от того, что президент в этом году не нырнул в прорубь.  
Все на защиту тов. Сталина И.В.!
20 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В полном соответствии с советскими пропагандистскими канонами главное программное выступление лидера (тогда это был отчетный доклад ЦК КПСС очередному съезду партии, сегодня — Послание Федеральному собранию) подкрепляется дополнительными выступлениями, призванными «расширить и углубить» судьбоносные решения. Вот и главный начальник страны поспешил укрепить скрепы на встрече с ветеранами Великой Отечественной и «представителями патриотических объединений», собранными по случаю годовщины прорыва блокады Ленинграда. Понятное дело, участники кипели праведным гневом по адресу проклятых зарубежцев...
Прямая речь
20 ЯНВАРЯ 2020
Никита Соколов: Остаются закрыты чрезвычайно важные документы, которые позволили бы наконец опровергнуть или подтвердить гипотезу Суворова о том, что СССР готовился к наступательной войне...