Прямая речь
9 ОКТЯБРЯ 2014

Аркадий Дубнов, политолог:

Комментировать действия, инициатором которых является президент Белоруссии, очень приятно. Потому что всё выглядит прозрачно, осмысленно, и в них нет никакого следа азиатского коварства. Александр Григорьевич Лукашенко чрезвычайно последовательно торгуется с Москвой, обменивая свою лояльность и союзничество на вполне осязаемую материальную и финансовую помощь. А Москва со своей стороны эту лояльность покупает, причём по большому счёту не так уж и дорого. Надо помнить, что всё это происходит накануне саммита Евразийского экономического союза, который пройдёт 10 октября в Минске. И, как всегда бывает на таких встречах, там опять будет решаться судьба ещё не вступившего в силу договора. Также надо помнить, что только сегодня, 9 октября, нижняя палата белорусского парламента должна была заняться ратификацией этого договора, в то время как ожидалось что это произойдет ещё 26 сентября.

Москва откровенно призывала Минск и Астану провести ратификацию синхронно. Наша Дума это осуществило, как это принято в российском парламенте, не являющемся местом для дискуссий, тихо и незаметно. Узнать об этом событии можно было только по реакции из Казахстана и Белоруссии. Но казахский парламент договор не ратифицировал и был вынужден срочно наверстывать после встречи Назарбаева и Путина. О чём именно они говорили, мы не знаем, но уже на следующий день казахский мажелис ратифицировал договорённость, хотя до этого там звучали совсем другие слова о том, что процедура пройдёт не раньше 10 декабря, так как депутаты собирались детально и демонстративно изучать плюсы и минусы договора. Но Кремль есть Кремль, его слово в этой ситуации чрезвычайно весомо, и казахи решили не спорить.

А что касается Минска, то там химия отношений иная. Лукашенко прекрасно понимает, что может стоять до последнего и всё равно получит своё, как уже было в декабре прошлого года, когда речь шла ещё о подготовке договора. Тогда на следующий день после тройственного саммита Александр Григорьевич получил из Москвы отмашку на предоставление Белоруссии 2, 5 миллиардов кредита. А теперь — очередная плата.

Так что мы можем только восхищаться белорусским президентом. Потому что никто не может лучше него использовать крымские трудности Кремля. В то время как Москва изыскивает деньги, чтобы вложить их в полуостров, который должен быть успешнее других российских регионов, и правительство из последних дыр латает дыры в растягивающемся бюджете, Лукашенко делает невозможное и получает то, чего вряд ли смог бы добиться от докрымской России. Москва, обращая свои средства на Крым, могла бы потерять другую часть общей союзной территории, Белоруссию. И её лидер, отдавая себе в этом отчёт, добился очередной выплаты за чрезвычайно важный для Путина геополитический союз. И это является последним необходимым доказательством того, что экономическая составляющая в этом проекте стоит далеко не на первом месте.

Надо заметить, что ещё одна выгода от украинского кризиса для Лукашенко состоит в том, что у него есть все шансы избавиться от обидного прозвища «последней диктатор Европы» благодаря своим миротворческим инициативам. Это, например, его демонстрационная поддержка украинских властей, встреча с Порошенко ещё в марте и постоянное подчёркивание, что братский украинский народ такой судьбы не заслуживает, а также последнее высказывание белорусского президента на телеканале Euronews. Тогда он сказал: «Говорят, что Крым когда-то неправильно отошёл к Украине. Но давайте тогда вернёмся во времена хана Батыя и отдадим Казахстану или Монголии всю территорию России». Это фронда наглядно демонстрирует, что отношение Европы для Лукашенко сегодня гораздо важнее, и он использует нынешнее события на 126%.

Кроме этого, ему очень выгодны санкции, введённые Европейским союзом. Во-первых, потому сельскохозяйственная продукция из Белоруссии, например, молочная, поставляется в Россию всё интенсивнее и интенсивнее. Кроме этого, в Москве явно будут закрывать глаза на то, что под видом белорусских товаров будут ввозиться продукты из Европы, в обход введённых ограничений.

Но для России всё равно перспектива создания Евразийского союза очень важна. Потому что проекция путинской политики через создания «Русского мира» — это новая национальная идея. Если бы мы предполагали, что он на следующий срок не пойдёт, то можно было бы сказать, что это путинское «политическое завещание». О том, что Казахстану выгодно оставаться на пространстве «Русского мира», Путин говорил на форуме в Селигере, пространно отвечая на вопросы о возможности национализма в этой стране. И этот «Русский мир», по Путину, может расширяться не только ментально и территориально, но и путём создания геополитических субъектов. И это — та путинская «фишка», за которую мы все будем платить ещё долго.







Прямая речь
17 ОКТЯБРЯ 2013

Лев Пономарев, правозащитник, исполнительный директор движения «За права человека»:

В первую очередь напрашивается мысль, что это была провокация, устроенная людьми, которые сознательно пошли на это, как им представляется, в ответ на какие-то действия Голландии. Следственные органы, я надеюсь, там как-то работают. Провокации бывают двух видов. Спонтанной, когда некоему «патриоту» России голос свыше внушает, что ему это сделать необходимо. Голос свыше тут, как вы понимаете, фигура речи. А возможно, это делалось под контролем спецслужб. Не обязательно, чтобы этим руководил кто-то сверху, министр какой-нибудь. Таких мутных дел в России, особенно в 90-е годы, было полно. Известно, например, что первый взрыв в Москве, в первую чеченскую войну, подготовила группа, в которую входили сотрудники спецслужб. Это было реально установлено, поэтому надо понимать, что в провокациях очень многие могут быть заинтересованы.

Насколько я понимаю, там было нарисовано что-то гомофобское. Здесь так сложилось, наверное, что этот человек счёл дипломата геем. Я не знаю, гей он или нет, не интересуюсь этим и не собираюсь разбираться. Но так сложилось, и этот самый позыв для «патриота» совершить какой-то героический акт был, таким образом, ещё более весомым.

Прямая речь
25 ОКТЯБРЯ 2013

Андрей Солдатов, главный редактор сайта Agentura.Ru, обозреватель «Новой газеты»:

Такие структуры, как различные культурные фонды и программы конечно же могут, в принципе, использоваться для вербовки и шпионажа. Но проблема в данном случае в том, что фактом шпионажа является, по определению, передача секретных сведений и наличие завербованного агента. В нашей ситуации завербованных агентов нет, по крайнем мере, никаких сведений о том, что какого-то студента действительно завербовали, не было — это всё предположения и планы на будущее. Соответственно, нет и никаких данных о том, что какая-то секретная информация куда-либо передавалась. И это всё, честно говоря, меня очень настораживает, потому что понятно, что российские власти очень любят отвечать ударом на удар, и если они будут исходить из тех же принципов, что ФБР, то есть из того, что культурные программы потенциально могут быть полезными для вербовки будущих шпионов, то, учитывая, что в России применяются немножко другие методы, это может привести к тому, что очень многие западные программы для российских студентов сильно пострадают.

Проблема ещё и в том, что российские власти любят оставлять за собой последнее слово. Они не будут воспринимать нынешний шаг США как реакцию на закрытие USAID в сентябре 2012-го, а попытаются максимально жёстко ответить. У них есть такие возможности, и они не будут столь сдержаны в своих действиях, как американцы, которые пока даже не выдворили Зайцева за пределы США и, видимо, не собираются. Вот в этом проблема всего дела: когда ты обмениваешься ударами со странами, которые ведут себя менее сдержанно, у них больше арсенал средств и они могут жёстче реагировать.

Честно говоря, мне кажется, что ФБР в данном случае пытается использовать тактику сдерживания: мы «засвечиваем» какую-то ситуацию, и люди, работающие по этому направлению или в этой конкретной организации, будут вести себя осторожнее. Проблема в том, что эта тактика не очень работает с российскими спецслужбами и российскими властями, которые воспринимают событие как выход в публичное поле и должны не потерять лицо, ответить максимально жёстко.

Алексей Кондауров, депутат Государственной думы, генерал-лейтенант ФСБ в отставке:

Полагаю, что практика такого рода использования подобных учреждений — она существует. Ничего, как известно, в прошлом не остаётся. Она существует и применительно к разведкам зарубежных стран, Соединённых Штатов, Великобритании и кого угодно, кто позиционирует себя как некая значительная мировая держава, пытающаяся оказывать какое-то влияние на ход мировой истории. Разведки для того и существуют, чтобы собирать информацию, не доступную дипломатам, и проводить политику страны, используя специальные средства. Поэтому, конечно, я не исключаю, что наш соотечественник может иметь отношение к российским спецслужбам. Я это говорю, не осуждая и не приветствуя. Это общемировая практика крупных держав, которые имеют хорошие бюджеты, мощные спецслужбы и претендуют на ведущую роль в формировании мировой политики. Не думаю, что какая-нибудь Сербия в состоянии заниматься такого рода деятельностью, да и зачем ей это нужно. Но 15-20 государств, во-первых, могут себе это позволить, во-вторых, считают, что это способствует укреплению их позиций в мире.

Если уж американцы сделали э