В оппозиции
01 октября 2020 г.
Свеча на ветру
19 АВГУСТА 2015, СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ

ТАСС

Традиционные колонки о трех днях в августе 1991 года сродни зажиганию свечи на студеном ветру. Уже и нынешнее поколение тридцатипятилетних знает об августе лишь то, что позволено знать. А мы все пытаемся каким-то образом донести до молодежи информацию о том совершенно уникальном общественном консенсусе, не позволившем тогдашним генералам резко развернуть страну в сторону приснопамятной эстетики сталинского Политбюро.

Проблема, однако, в том, что резко – не удалось, а плавно – вполне удалось. Трехдневный спринт ГКЧП закончился дрожащими руками политических импотентов и препровождением их в «Матросскую тишину». Пятнадцатилетний же марафон ведет дело к тому, что наши генералы, бюрократы и олигархи бегут как новенькие, а на финише лишь как будто напитываются соками.

Режим, самоидентифицировавший себя потом как путинизм, 19 августа 1991 года как-то всем показался «невозможным кошмаром» и был остановлен буквально за два последующих дня. То же самое, получившееся в результате постепенного откусывания кусочков свободы, на полном серьезе обзывается сегодня «светлым настоящим». Поэтому сегодня мало вспоминать о «героическом августе», важнее понять культурные основания и логику тренда, нацеленного на добровольный демонтаж демократии и выстраивание практически единоличной диктатуры.

 Когда задаешься таким вопрос, то оказывается, что кто-то уже думал над ответом. Друг прислал ссылку на старую статью. Еще в 2011 году – на пике протестных волнений, вызванных манипуляциями на выборах, – историк и публицист Ирина Павлова писала, что у нас нет никаких поводов надеяться, что теперь режим устыдится и мрак развеется сам собой.

Режим явно извлек уроки из исторического прошлого. Причем, надо думать, из августа 1991 года тоже. Теперь он платит непомерно много, по сравнению с другими тратами наемных работникам, «силам правопорядка», а те готовы за эти деньги и давать любые ложные показания в судах, и проломить голову любому протестующему «оранжисту». Режим установил более жесткую цензуру в СМИ, чем даже в коммунистический период 1985-1991 годов. Неконституционная (но кто на это обращает внимание?), она работает неформально. В основном, по принципу «правда – за свой счет, за зарплату – лишь пропаганда». Хотя немало помогает ей и дубинка в виде соответствующих статей Уголовного кодекса.

Но главное, что режим рекрутировал огромное количество добровольных помощников, получившихся в результате очень простого жизненного отбора: вот тебе дверь, за которой у тебя все будет в порядке, а вот тебе дверь, за которой ты будешь считать копейки, чтобы оплатить квартиру, доставшуюся еще с советских времён. Ну, а чтобы совесть не мучила, на «круглых столах», семинарах, «стратегиях» умными людьми на зарплате была обкатана теория России как осажденной крепости, отбивающейся от сил зла в борьбе за абстрактную русскую справедливость. Отныне каждый подкупленный мерзавец может надуваться гордостью, что он рыцарь в сверкающих доспехах, вышедший на бой с Обамой и Гейропой за некие нравственные ценности.

Только очень наивный человек может продолжать верить, что весь последующий «гражданский активизм» – с погромщиком Энтео в Манеже, плакатами, клеймящими «пятую колонну», публицистами консервативного крыла, бурным храмостроительством, ярым антиамериканизмом, неожиданным государственническим прозрением Лимонова и добровольцами Донбасса, провожаемыми под «Амурские волны» на фронт в Новороссию, – это спонтанное проявление патриотического чувства. Все это делается. Так делалось вчера, когда изгоняли Троцкого и песочили тунеядца Бродского. Так, видимо, будет делаться и завтра.  

 Ну, а вот что делать все еще нормальным людям, снова угодившим в капкан недружественной политической системы? Не будем скрывать, очень многие сильно задумались сегодня над этой проблемой и решают ее всяк по-разному в зависимости от темперамента, возраста, личного потенциала, мужества и нравственного кредо.

Напрашиваются три основных варианта поведения: «забить» на все, бороться и – свалить. Причем, выбравших первый вариант больше, чем второй и третий. Число вторых – уменьшается от года к году, третьих – от года к году увеличивается. Еще, правда, образовалась группка фантастических оптимистов, которые отчего-то решили, что мрак и маразм уже достигли такой густоты, что вот-вот, буквально завтра, рванет, и начнется химическая реакция нейтрализации. С этой верой можно ждать, хотя каким образом «начнётся» и с чего они взяли, что у российского маразма есть качественный порог – не очень понятно. Тем не менее, вся современная отечественная публицистика крутится сегодня в этом проблемном поле.

Одна из последних значительных статей на эту тему, судя по перепечаткам в «Фейсбуке», принадлежит обозревателю «Новой газеты» Алексею Поликовскому. По сути, вся она – ответ на вопрос, почему в России не получается сопротивление. Почему нет массовых профсоюзов. Почему нет иных партий, кроме как организованных кремлевской Администрацией. Почему нет миллионных демонстраций за права человека, а полиция с Кремлем уже на ушах стоит, когда набирается двадцать тысяч.

Потому что… завет сломался.

Собственно, и раньше, размышляет с примерами из истории А. Поликовский,  в России все было очень нехорошо. Деспотия царей и царских чиновников сменилась деспотией вождей и коммунистических чиновников. Та в свою очередь вышла на траекторию деспотии «национального лидера» и его чиновников. Иными словами, в России вообще нет опыта, кроме как опыт августа 1991-го, чтобы сопротивление удалось. Но раньше хоть была интеллигенция, которая считала, что она все равно обязана противостоять деспотии, даже без особой надежды на успех. Эту переходящую из поколения в поколение культуру безнадежного сопротивления Поликовский назвал… «заветом», который, по его мнению, длился-длился, но наконец источился, и настал момент, когда он был естественным образом сторонами расторгнут. Дело в том, что современное общество уже не хочет «отдавать годы и силы на то, чтобы биться с абсурдом», ибо бессмысленно гибнуть на баррикадах и устилать историю России своим трупами, когда проще и логичнее дистанцироваться, строить свою цивилизацию за границей русской уникальности.

Поликовскому в другом издании вторит писатель В. Сорокин:

«Опять же, люди не чувствуют, что впереди их ждет благополучный мир. Надо быть идиотом, чтобы не ощущать всю серьезность положения, в которое попала Россия после Крыма. Я слышу от молодых людей постоянно: "У меня нет здесь будущего". Разговоры об эмиграции стали общим местом. Общество начинает трясти от плохих предчувствий. За что постсоветский человек может себя ненавидеть? За то, что так и не сумел стать свободным, изменить принцип власти. Власть как была вампиром, так им и осталась».

Оставим за скобками плохие предчувствия и уверенность, что когда-то вменяемый завет тут существовал. Вера в такой завет, пусть даже и расторгнутый, – всего лишь способ не сойти с ума. Важнее все-таки понять, что мы можем СРОЧНО предложить реального тем, кто по ряду причин не может «забить» и не может дистанцироваться от абсурда, когда его страна явственно поехала в тартарары.




Фото: Москва. Август 1991 года. Баррикады у здания Верховного Совета РСФСР. Андрей Соловьев /ТАСС.














  • Леонид Гозман: У меня нет сомнения в том, что нападение на Егора Жукова – политическое. Сомневаюсь, что вовлеченность «первых лиц» тут столь же высока, как в случае с Навальным. 

  • "Эхо Москвы":  Угрозы Жукову поступают постоянно с прошлого года после кампании в МГД. В прошлый раз, рассказал Овчаров, нападение произошло после эфира на «Эхе Москвы»...

  • lev_shlosberg: Если власти не возбуждают дело по попытке убийства Алексея Навального одними подонками, то другие подонки нападут на другого человека. 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
На Жукова и Навального напали в рамках одного проекта
31 АВГУСТА 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В истории с нападением на молодого оппозиционера Егора Жукова первостепенное значение имеет порядок событий. Егора Жукова сначала исключили из ВШЭ, а потом уже избили во дворе собственного дома. В такой последовательности есть несомненная логика. Согласитесь – выгнать из магистратуры человека, который только что подвергся демонстративной физической расправе, как-то не комильфо. Как бы, например, такой поступок ректор Кузьминов объяснил своим студентам? Если бы они вдруг поинтересовались. Однако вернемся к случившемуся. Бывшего фигуранта «московского дела», а ныне ведущего «Эха Москвы» и корреспондента «Новой газеты» Егора Жукова вечером воскресенья избили возле подъезда собственного дома.
Прямая речь
31 АВГУСТА 2020
Леонид Гозман: У меня нет сомнения в том, что нападение на Егора Жукова – политическое. Сомневаюсь, что вовлеченность «первых лиц» тут столь же высока, как в случае с Навальным. 
В блогах
31 АВГУСТА 2020
lev_shlosberg: Если власти не возбуждают дело по попытке убийства Алексея Навального одними подонками, то другие подонки нападут на другого человека. 
В СМИ
31 АВГУСТА 2020
"Эхо Москвы":  Угрозы Жукову поступают постоянно с прошлого года после кампании в МГД. В прошлый раз, рассказал Овчаров, нападение произошло после эфира на «Эхе Москвы»...
Избирательное применение закона. И беззаконие тоже избирательное
3 АВГУСТА 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В праздничный день ВДВ в Парке Горького никогда скучно не бывает. Поэтому обычные граждане, хоть хипстеры, хоть мамаши с детьми, хоть семейные пары, туда в это время не суются. Пьяные компании людей в голубых беретах – не самое приятное зрелище. Да и небезопасно это – бродить среди возбужденных людей, у которых уважение к окружающим и спокойный нрав не главные добродетели. В принципе, нет ничего удивительного или неожиданного в том, что в минувшее воскресенье, когда на страну в очередной раз обрушился этот ежегодный праздник, в главном месте его проведения, в Парке Горького, произошла довольно масштабная стычка между десантниками и силами правопорядка. 
Прямая речь
3 АВГУСТА 2020
Леонид Гозман: Юле можно пожелать сил, чтобы всё преодолеть, а также поздравить – её признали!
В СМИ
3 АВГУСТА 2020
Ведомости: Галямина считает дело политически мотивированным, с целью не допустить ее в следующем году к выборам в Госдуму. Свою вину она не признает.
В блогах
3 АВГУСТА 2020
Дмитрий Гудков: Юлию грабили под видом обысков, сажали за решетку, преследовали: она не сломалась. Теперь нам как никогда важно объединиться и поддержать ее.
Белорусский фронт
31 ИЮЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На митинг в Минске в поддержку кандидата в президенты Беларуси Светланы Тихановской пришло 34 тысячи. Тихановская, ставшая единым кандидатом от оппозиции, ранее заявляла, что участвует в президентских выборах вместо снятого с президентской гонки мужа, блогера и политзека Сергея Тихановского, исключительно для того, чтобы организовать честные и прозрачные выборы президента, освободить политзеков и организовать референдум по возвращению Конституции 1994 года. То есть Светлана Тихановская намерена в случае своей победы стать классическим президентом переходного периода сроком на полгода.
Прямая речь
31 ИЮЛЯ 2020
Николай Сванидзе: Российская власть в лице президента Путина относится к происходящему двояко.