В оппозиции
11 июля 2020 г.
Итоги недели. Поговорим о делах наших скорбных. Позиция оппозиции
25 СЕНТЯБРЯ 2015, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

ТАСС

Всю уходящую неделю неравнодушная общественность с пеной у рта (и в данном случае это вовсе не метафора) обсуждала итоги различных телодвижений отечественной оппозиции. В первую очередь, разумеется, воскресный митинг в Марьине, организованный Алексеем Навальным. Но не только. Говорили и о выборах, и о перспективах, и о возможностях. С наиболее резкой критикой последних оппозиционных мероприятий и кампаний выступил Гарри Каспаров. Впрочем, далеко не он один.

Главная претензия — мы последовательно сдаем окоп за окопом. С этим утверждением спорить достаточно трудно: итоги региональных выборов для протестного движения выглядят неутешительными, уличная активность сместилась из центра столицы на окраину, перспективы предстоящей думской кампании весьма туманны. Однако многие представители московской интеллигенции и гражданские активисты не разделяют таких оценок. Их позиция следующая: мы будем действовать в предложенных обстоятельствах — участвовать в заведомо воровских выборах и выходить на митинги, где бы их ни согласовывали. Так нам удастся сохранить протестное движение, не подставляя людей под омоновские дубинки.

Замечу сразу: мне представляется, что такая стратегия имеет право на существование хотя бы потому, что поддерживается большим числом граждан. По каким причинам — следующий вопрос.

Людям, пришедшим на митинг в Марьине, было хорошо. Они слушали толковые честные выступления, общались с единомышленниками, делились мнениями, впечатлениями, планами. В условиях враждебной окружающей среды терапевтический эффект таких впечатлений трудно переоценить. И в этом непреходящая ценность протестных акций, где бы они ни проводились. Поэтому неудивительна жесткая реакция на любую попытку взглянуть на происходящее критическим взглядом. Вам как бы говорят: не смейте отнимать у нас последнюю радость!

Ни в коем случае не приуменьшая значения вышеприведенного фактора, позволю себе все же отметить, что любое протестное действо — хоть демонстрация, хоть митинг — должно иметь ясно осознаваемую цель. По крайней мере, оппозиционные политики, просто в силу своей профессиональной принадлежности, обязаны ее формулировать. И добиваться того, чтобы она стала популярной среди их сторонников (избирателей). Тактика «Давайте говорить друг другу комплименты», наверное, очень духоподъемна, но вряд ли эффективна.

Именно в этой связи есть смысл поговорить о будущем протестного движения. Причем о ближайшем!

Сегодня среди апологетов идеи соглашаться на все условия властей при проведении массовых мероприятий наиболее популярен тезис, который опровергнуть достаточно сложно: мэрия не согласует центр больше никогда, поэтому пойдем, куда пустят. А если попробовать посопротивляться?

В четверг Комитет протестных действий выступил с инициативой проведения новой массовой протестной акции в центре Москвы. Нам представляется важным, чтобы среди организаторов акции было как можно больше оппозиционных партий и движений, а среди заявителей — лидеры протестного движения, правозащитники, деятели культуры. Но не это сегодня главное.

Очень важно, чтобы значительное число жителей Москвы, потенциальных участников будущего марша, подключились к его подготовке еще на стадии согласования. Мы разработаем такую программу действий, которая будет включать в себя не только организацию предмаршевых пикетов, раздачу уведомительных или агитационных материалов. Нам, например, представляется крайне важным, чтобы в день, когда городские власти будут рассматривать заявку оппозиции, к зданию мэрии подошли сотни москвичей. Не нарушая никаких законов, не поднимая транспарантов и не выкрикивая лозунгов, они будут спокойно стоять и ждать результата. И чем больше будет людей, тем выше шанс на то, что акцию согласуют.

Слом привычных форматов должен стать новой стратегией оппозиции. Это, кстати, не в меньшей степени касается и предстоящей думской кампании. Сегодня ни Михаил Ходорковский, ни Алексей Навальный, согласно законодательству, не могут претендовать на места в Госдуме. А почему, собственно, мы должны соглашаться с этими бредовыми ограничениями?! Я считаю, что федеральный список на выборах 2016 года должны возглавить все лидеры оппозиции. И вот вам сразу главный предвыборный лозунг предстоящей кампании — «Требуем регистрации оппозиционного списка!».

Нереально, скажете вы. Это вам сейчас кажется, что нереально. А если в поддержку такого требования на улицы Москвы выйдут сотни тысяч горожан, то ситуация сразу изменится. Причем до неузнаваемости!

Просто нужно отчетливо понимать: другого инструмента в руках, другого способа переломить ситуацию у нас нет и в ближайшее время не будет. Иначе нам действительно останется только говорить друг другу комплименты, находить радость в общении и взаимных улыбках, а решение насущных проблем переложить на детей и внуков.

Потому что самим лень, неохота, да и страшновато, если честно…


Фото: Россия. Москва. 20 сентября 2015. Участники митинга оппозиции "За сменяемость власти" в районе Марьино. Вячеслав Прокофьев/ТАСС














  • Зоя Светова: Его смерть в какой-то степени – это логичное завершение его жизни, потому что это был маленький человек, который в одиночку противостоял громадной системе подавления. 

  • Коммерсант: Российский активист и правозащитник Сергей Мохнаткин умер в возрасте 66 лет, сообщил писатель Виктор Шендерович в Facebook. 

  • Екатерина Барабаш: Последние годы его жизни — это история карательной системы России, рассказанная на примере одного человека.

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Они опять убили хорошего человека
29 МАЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший четверг в реанимации одной из московских больниц скончался, как теперь справедливо пишут, правозащитник Сергей Мохнаткин. Про людей, которые ушли из жизни на больничной койке, обычно говорят «умер своей смертью». Про Мохнаткина такого никак не скажешь. Он умер точно не своей смертью. Он был забит до смерти различными представителями российской власти, которые эту экзекуцию растянули на десять лет. Его забивали судьи в залах для судебных заседаний, сотрудники полиции в автозаках и отделах, вертухаи в зонах, на этапах и пересылках. 
Прямая речь
29 МАЯ 2020
Зоя Светова: Его смерть в какой-то степени – это логичное завершение его жизни, потому что это был маленький человек, который в одиночку противостоял громадной системе подавления. 
В СМИ
29 МАЯ 2020
Коммерсант: Российский активист и правозащитник Сергей Мохнаткин умер в возрасте 66 лет, сообщил писатель Виктор Шендерович в Facebook. 
В блогах
29 МАЯ 2020
Екатерина Барабаш: Последние годы его жизни — это история карательной системы России, рассказанная на примере одного человека.  
Сопротивление обнулению
13 МАРТА 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вопреки мнению многочисленных резонеров и пикейных жилетов, то, что произошло, 10.03.2020 является поворотным пунктом в истории российской государственности и, несомненно, будет иметь долговременные последствия. По сути, произошел тысячелетний провал во времени, возврат к архаичным временам, когда легитимность власти полностью воплощалась в «сакральном» теле одного человека, который уже не метафорически, а юридически стал источником власти. Холуйская фраза Володина о том, что «Россия – это Путин, Путин – это Россия», закреплена в Конституции, которая в этот момент исчезла из юридического поля, превратившись в кусок использованной туалетной бумаги.
Прямая речь
13 МАРТА 2020
Андрей Колесников: Не потому, что гражданское общество слепо или неактивно, а потому что всем очевидно: протесты заведомо не могут достичь своей цели.
В СМИ
13 МАРТА 2020
"Эхо Москвы": ...сегодня в акции приняли участие более сорока человек, в очереди еще около шестидесяти. Среди плакатов, которые принесли участники – «Обнуляй и властвуй»...
В блогах
13 МАРТА 2020
Abbas Gallyamov: ...оппозиции имеет смысл присмотреться к сенатору Мархаеву, подавшему сегодня в верхней палате единственный голос против кремлевского конституционного пакета.
Марш Немцова прошел. Неделя консолидации закончилась
2 МАРТА 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Надо сказать, что в этот раз и власти, и оппозиция ожидали, что народу на акцию, приуроченную к пятой годовщине убийства Бориса Немцова, придет много. За год в России чего только не произошло, а последние инициативы Кремля по улучшению отечественной Конституции взбудоражили общественность не на шутку. И, учитывая, что Марш Немцова — это всегда политическая акция даже в большей степени, чем мемориальная, надежды на то, что численность демонстрантов приблизится к стандартам начала 2012 года, не выглядели совсем уж беспочвенными. В полной мере им не суждено было сбыться:
Прямая речь
2 МАРТА 2020
Алексей Макаркин: Нет оснований полагать, что после этого марша оппозиция не вернётся к внутренним конфликтам. Это всё-таки мемориальное мероприятие, но внутреннюю конкуренцию никто не отменял.