Актуальный архив
14 декабря 2019 г.
Перечитывая классиков

 

Опубликовано 25 ДЕКАБРЯ 2017

 

Многие  хотят понять, как возникли государства, царства, королевства? И  почему одни богатые, а другие бедные?

Начнем с истоков. В первобытном обществе группы охотников-собирателей, связанные родственными узами, были малочисленны, человек 25–30. Так сегодня живут люди в дебрях Амазонки, а в России — некоторые народы Севера. В таких небольших группах имеют место доверительные отношения между людьми, как в большой семье.

А к чему привело освоение земледелия и животноводства?

Привело к появлению людских сообществ в десятки тысяч человек (неолитическая революция — примерно 10 тыс. лет назад). В таких сообществах личные доверительные отношения каждого с каждым стали невозможны. Стало доминировать насилие или угроза его применения. Вот тогда и возникли первые государства. 

Люди различаются не только ростом и силой. Одни агрессивны и способны унять страх. И их одолевает жажда наживы, желание похвалится своим богатством. Другие могут быть сильными и добрыми, но не хотят рисковать жизнью. Они будут крестьянами, но не бандитами. Это различие характеров привело к тому, что в обществе возникли группы «специалистов по насилию» с главарями — фараонами, князьями, королями со своими дружинами, — готовых силой и угрозами заставить пахарей, скотоводов и купцов платить дань. В институциональной экономике таких живущих на месте «специалистов по насилию» называют «оседлыми бандитами». 

Но известно, что данью крестьян облагали и пришлые бандиты…

Да, в первых государствах часто власть устанавливала пришлая группа «специалистов по насилию». Яркий пример — приход на территорию славянских племен и захват власти скандинавскими грабителями — князьями Рюриком и Ольгердом/Олегом с  дружинниками. Или набеги печенегов и хазар. «Кочующие бандиты» забирали у крестьян все, обрекая их на голодную смерть.

Основное отличие «оседлого бандита» — князя-автократа — от «кочующих бандитов» (т. е. князя Игоря от хазар) состояло в том, что ему и его дружине выгоднее было не забирать весь урожай у селян, не обрекать их на голодную смерть, а довольствоваться лишь частью урожая, зато  и получать дань ежегодно. Точно также сегодня силовики в России назначают бизнесменам плату за «крышу». Если бизнесмен откажется платить, то будет сфабриковано дело и бизнес у него отнимут. Но дань была также платой за защиту от кочевников.

Но ведь князья и строили…

Сбор дани требовал дорог, мостов  и грамотных сборщиков, поэтому приходилось из казны тратить средства на дороги и образование «своих». Мы сейчас говорим, что это — расходы государства на общественные услуги. 

Выходит, заинтересованы в государстве были и господа и подданные…

Теория общественного выбора исходит из того факта, что обычный человек эгоистичен и стремится увеличить объем своих благ. Поведение князя и его дружины эгоистично и закономерно: взимая с крестьян и купцов дань, они увеличивают объем своего богатства. Но при этом они должны были опытным путем искать оптимальную долю изымаемого богатства. Непосильная дань лишала возможности хозяйства развиваться и тем самым уменьшала доходы самого князя. Крестьяне уходили в казаки.

Поведение простых людей тоже экономически оправдано. Платя дань, они получали защиту от набегов чужих «специалистов по насилию». Если дань была не слишком велика, у них появлялась возможность и стимулы для сбережений и инвестиций в развитие своих хозяйств. 

Первые фараоны и князья со своими дружинами положили начало «естественным государствам». Но по мере укрупнения государств структура коалиции «оседлых бандитов» усложнялась. Появились города как административные центры, наместники, воеводы, служивые люди в приказах. Сами князья заключали союзы, в которых, например, московский князь был старшим по положению, а тверской — младшим. В одних случаях эти правящие коалиции становились жестко спаянными пирамидами власти под началом верховного правителя, как у Чингисхана, в других, как в Англии, складывались более рыхлые объединения местных феодалов по принципу «мой вассал — не твой вассал».

«Естественное государство» потому и естественное, что у всех стран и народов оно возникало естественным образом. При этом в основе их политической и экономической систем всегда лежала дань (коррупционный доход). Дань — рента, которая возникает из-за ограничений доступа граждан к ведению бизнеса, к политической и общественной деятельности. Такая деятельность в этих государствах невозможна без благосклонности власти, а за благосклонность, то есть за «крышу» надо платить.

На чем держатся  властные союзы в естественных государствах?

Во-первых, на угрозе насилия. Угроза насилия со стороны «своих» заставляла и правителя, и членов правящей коалиции, и простых людей исполнять принятые правила и договоренности. Если член коалиции нарушит договоренность с авторитарным правителем, против него могут быть применены репрессии (пример — изгнание Юрия Лужкова с поста мэра Москвы). Но если правитель нарушает интересы или договоренности с нижестоящими членами правящей коалиции, то они сами могут его отстранить от власти (пример — свержение Никиты Хрущева) или даже обезглавить, как это произошло с королем в средневековой Англии. 

Во-вторых, на личных отношениях, связях. С каждым лордом, бароном и мэром вольного города, с каждым епископом у верховного правителя был торг и личные договоренности о его правах и обязанностях, о размере уплачиваемой в казну дани, о выставляемом в случае войны войске. В современных правовых государствах можно говорить об обязанностях мэра города  безлично, так как любой гражданин на этой должности должен делать то-то и то-то. А в естественных государствах все обязательства связываются с конкретной личностью (например, договоренность Путина с Медведевым о место блюстительстве). В «естественных государствах», когда меняется губернатор, меняются и договоренности с верховной властью. 

А что важнее в «естественных государствах»: закон или указание начальства?

В «естественных государствах» авторитарный правитель (царь, король, диктатор) всегда стоит выше закона. Его указания, инструкции и для судьи, и для чиновника выше закона. Для окружения правителя действуют лишь «мягкие ограничения» законом. Как говорят в России, «для своих можно все, а чужих будем судить по закону». 

Начиная от Саргона Аккадского (2316–2261 гг. до н. э.) до революционных событий во Франции и Северной Америке в XVIII веке история человечества — это история «естественных государств», где властвовали «оседлые бандиты». Но сегодня  в мире есть уже 24 государства, которые нельзя назвать «естественными». Там есть и выборные депутаты, и президенты. Но главное, там бюрократия находится под пристальным контролем избранных народом представителей–депутатов. Политическая конкуренция между партиями заставляет их членов и депутатов контролировать работу исполнительной власти. Чиновники вынуждены служить своему народу за вполне умеренную зарплату, а не за взятки и откаты. Например, Трамп получает жалование в размере 4-кратной средней зарплаты, а «пилить» государственную казну ему не позволяет разделение властей, система сдержек и противовесов и контроль конгрессменов.

А почему «естественные государства» так плохо развиваются?

Да, темпы экономического развития в естественных государства крайне низкие. Согласно расчетам Ангуса Медисона, за первое тысячелетие новой эры среднедушевой ВВП в мировой экономике вообще не изменился, а с 1000 по 1820 год рост был всего по 0,02% в год. И сегодня темпы экономического развития «естественных государств» Африки, Латинской Америки значительно уступают темпам развития современных развитых государств. Мы видим это и по темпам роста ВВП России (около 1%), и по снижению реальных доходов граждан.

Если царь, король, авторитарный правитель не уверен в своей способности долго сохранять власть, то он начинает вести себя как кочующий бандит, то есть хищнически захватывает у подданных активы, отказывается от своих долгов, генерирует инфляцию путем печатания денег для своих нужд. И его окружение ведет себя также — вывозит награбленные капиталы и свои семьи за границу.

У нас более 120 тысяч бизнесменов сидят в СИЗО, многие потому, что не заплатили за крышу или отказались отдать свой бизнес. Отсюда — вывоз россиянами миллиардов в офшоры. А сколько миллионов образованных граждан уехало из России!  В таких условиях люди не хотят вкладывать деньги в новые производства, а капитал утекает из России.

«Естественные государства» неспособны к быстрому развитию, поскольку свободная конкуренция с открытым доступом противоречит самой логике функционирования  такого государства. В нем возможность вести бизнес прямо связана с получаемой чиновниками данью и творимым властью насилием. Отсюда  ограниченный доступ к ведению бизнеса, к политической и общественной деятельности. Но если нет конкуренции, экономической и политической, то нет и экономического прогресса. Об этом свидетельствует мировой опыт. 

Вторая причина низкой эффективности «естественных государств» — критерии, по которым принимаются хозяйственные решения. Автократическое государство есть государство хищническое, оно собирает дань в интересах правящей верхушки, максимизирует ее богатство, ее престижное потребление. В «естественных государствах» значительная часть собранных налогов «распиливается» чиновной вертикалью и приближенными к ней олигархами. Собираемые с населения налоги и отчисления (а они составляют в России 48% заработанного рабочим) расходуются не только на престижное потребление власть имущих, но и на удовлетворение геополитических амбиций государя-президента (гонка вооружений, война в Сирии, военная помощь террористам «Лугандона», огромные инвестиции в Венесуэлу, превышающие затраты России на образование и здравоохранение, отказ от требования возврата  многомиллиардных долгов странами Африки). 

Получаемая власть имущими дань скрепляет «естественное государство», заставляет влиятельные группы поддерживать авторитарного правителя, приносит стабильность в ряды правящей коалиции политиков и силовиков. Но оплата дани лишает отечественные фирмы значительной части средств для развития, ведет к росту цен и снижению зарплат рабочих, к ограничению спроса на их товары. Именно этим объясняется  отсталость «естественных государств». Таких государств с ренто-ориентированной экономикой в мире сегодня большинство —  174. Россия входит в их число. 

Различаются и интересы власти и населения в отношении расходов на общественные цели. Власть имущие  согласны на строительство новой, даже не нужной дороги, если можно урвать себе на откатах сотню-другую миллионов. А для населения строительство новой дороги будет оправдано, если прирост общих доходов от ее эксплуатации превысит затраты на ее строительство. Людям выгодно, чтобы дорога обошлась им как можно дешевле, чтобы можно было построить больше дорог. В масштабах страны экономические последствия такой разницы интересов огромны. 

Интересы населения и правящей элиты в естественном государстве противоречат друг другу?

Несомненно. Нашим интересам противоречит уплата предпринимателями силовикам и чиновникам дани за крышевание бизнеса. Ни в Финляндии, ни в Латвии, Эстонии или Литве вы не услышите от предпринимателей, что им приходится давать откаты за «крышу». Нет этого ни в Швеции, ни в Норвегии. А у нас коррупция, дань, распил казны — стержень государства, фундамент нашей общественно-политической системы устройства. Но именно ставшая нормой коррупция, казнокрадство — основные причины официально признанной нищеты 20 млн россиян!

Чем меньше расходы инфраструктуру, медицину, образование, тем выгоднее для наших «оседлых бандитов»?

А как же? Какое дело российскому олигарху до того, что сокращается бюджетное финансирование системы образования? Он готов поддержать расходы на Олимпиаду в Сочи за счет бюджета, поскольку это позволит ему лично обогатиться, «распилив» и присвоив значительную часть средств, выделенных на строительство. Он готов поддержать бюджетные субсидии на строительство нового порта или нефтепровода, если это облегчит ему вывоз нефти за рубеж и складирование полученной прибыли в  офшорах. Но тратить деньги на учителей? Да пусть эти простолюдины будут неграмотны, ему-то что?

А так ли заинтересованы простые граждане в отстаивании коллективных интересов?

Все зависит от политической культуры народа. У нас часто и на собрание членов садоводства не собрать, не то что на митинг. Россияне в большинстве своем надеются на доброго правителя. Он все за них решит и сделает их жизнь лучше. Наивные надежды!

Есть и объективные трудности в отстаивании коллективных интересов. У простого человека мало стимулов вникать в последствия принимаемых политиками решений. Экономисты называют это рациональным невежеством избирателей. Например, в городе строится новый стадион. Простой гражданин может посетить его, а может и нет. Вникать в детали проекта ему резона нет, как, впрочем, и в смету расходов на строительство. Если большинство избирателей не в состоянии понять и отстоять свои истинные интересы (в данном случае пути снижения затрат на строительство стадиона и соответствующее сокращение городских налогов или их использование на другие нужды), то узким группам интересов — чиновникам и приближенным к ним бизнесменам — напротив, выгодно завысить смету и распилить бюджетные средства. Избирателей легко ввести в заблуждение популистскими или внешне правдоподобными аргументами заинтересованных лиц. 

Есть ли противоядие этому рациональному невежеству граждан?

Есть. Это знания, политическая конкуренция и независимые от властей СМИ. Прежде всего, люди должны понимать, насколько их ежедневная жизнь зависит от того, как распределяются и на что расходуются средства национального бюджета: на здравоохранение или создание национальной гвардии; на образование или строительство атомных подводных лодок. При огромном числе официально признанных бедных с 2013 г. в состав российских флотов включены 13 новых подлодок. Однако так уж ли необходимы нам новые подводные лодки для борьбы с мировым терроризмом? Ведь именно его президент России называет главным врагом России.

В свое время премьер-министр Англии М. Тетчер в интервью советскому телевидению заявила: у Англии лишь 4 атомных подводных лодки, что составляет всего 2% от подводного флота СССР. Однако англичане считают это достаточной обороной. И действительно, военные эксперты давно поняли, что взрыв  даже единственной атомной боеголовки над мегаполисом приведет к неприемлемым человеческим жертвам и разрушениям. А, как известно, абсолютно непроницаемый системы противоракетной обороны нет и похоже не будет. 

Более того, сложно понять, что заставляет руководство России, при существующем масштабе бедности россиян, вкладывать огромные средства в создание новейших стратегических вооружений? Что и кто России угрожает?  Когда Хрущев заявлял в лицо американцам: «Мы вас закопаем», то было понятно: в будущем одновременно нет места капитализму и коммунизму — либо мы, либо они. А сейчас?

А политическая конкуренция? Насколько она  нужна для того, чтобы на смену грабительскому «естественному государству» оседлых бандитов пришло народовластие?

Политическую конкуренцию могут создать только организованные самими гражданами массовые политические партии. Только такие партии способны предотвратить монополизацию власти, обеспечить ее сменяемость и, тем самым, не допустить социально-экономический застой. Неслучайно в Англии политическая оппозиция носит уважаемый статус «оппозиции ее величества» и имеет сформированное теневое правительство, которое при необходимости в любой момент способно подхватить управление государством.              

Играют роль и независимые СМИ, и телевидение?

Независимые СМИ — следствие политической конкуренции, частной собственности и рыночной экономики. Стремясь занять свою нишу в публичном пространстве и упрочить положение на рынке, СМИ, каждый их владелец стремится увеличить прибыль, для чего повысить тираж и читаемость своего издания. Читателя же прежде всего интересует его собственная жизнь и факторы на нее влияющие. Отсюда интерес населения к работе правительства, внутренней политике, ее проблемах, распределении бюджета страны, соблюдении или нарушениях закона.

Политическая оппозиция и независимые журналисты способны вывести на свет тех, кто ориентирован на присвоение дани и распил бюджетных средств. Но «оседлым бандитам» свободные СМИ не нужны. Именно поэтому все каналы российского телевидения и общероссийские газеты были национализированы или отданы в собственность людям, лояльным властям.

Но вернемся к экономике «естественных государств». Что еще на этот счет говорит экономическая теория?

Раньше неоклассическая экономическая теория полагала, что дело в недостатке капитала и следовательно в нехватке инвестиций в развитие производства. Но опыт показал, что в Европе инвестиции по «плану Маршалла» дали большой эффект, а в странах третьего мира — нет. Тогда предположили, что дело в недостатке «человеческого капитала» — профессиональных навыков работников. Но выяснилось, что в некоторых медленно развивающихся странах Латинской Америки (Аргентина, Уругвай) уровень образования значительно выше, чем в бурно развивающихся восточно-азиатских тиграх (Южная Корея, Гонконг, Таиланд, Малайзия).              

Значит, дело в институтах, то есть в правилах, по которым живут люди в этих странах, в ограничениях и стимулах. Страны с плохими институтами и отсутствием стимулов к развитию застревают в своем развитии далеко до достижения границ своих производственных возможностей. Пример тому — сравнение Северной и Южной Корей, ФРГ и ГДР. Один народ, но разные правила жизни привели к огромной разнице в развитии экономики и уровне жизни населения. 

Хороший пример!

Напротив, государства открытого доступа, где гражданам действительно открыт свободный доступ к бизнесу, политической и общественной деятельности — это высокоразвитые страны, которые стали такими именно благодаря конкуренции в экономике и политике. В них закон обязателен для всех, а не только для простых граждан. Там суд независим и закон для суда и чиновников важнее, чем указания начальства. Суд может отменить указ президента, если он противоречит закону. Там любые организации могут быть созданы гражданами без согласия власти. Там имеет место «созидающее разрушение», когда новые изобретения позволяют получать сверхдоход. Впрочем, конкуренты быстро изобретают свои новинки и  разрушают возможность получать сверхдоход, приходится опять изобретать что-то новое.

Важно, чтобы наш народ знал, как должна быть организована общественная жизнь, какая должна проводиться политика, чтобы эта жизнь была достойной, чтобы страна развивалась. Эти знания как часть «человеческого капитала» влияют на политику и правила жизни, на представления о «должном», в конечном счете — на темпы развития страны. Мы же с этими знаниями пока сильно отстаем.

Для того чтобы в России сформировался «порядок открытого доступа», то есть возникло современное развитое государство, у россиян должно измениться представление «о должном», о том, какие порядки должны восторжествовать в России. О том, что закон должен быть выше указаний начальства. О том, что суд должен быть честен и независим. О том, что органы власти должны служить людям! До тех пор, пока граждане будут полагать, что изменить ничего нельзя, наше российское «естественное государство» сохранится. 

 


Фото: pixabay.com












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Вор у вора дубинку украл
18 НОЯБРЯ 2019 // ДМИТРИЙ ТРАВИН
Политика приватизации в России строилась на компромиссах. Все ведущие реформаторы-приватизаторы сходились в том, что имущество надо продавать за деньги, поскольку лишь так можно привести в страну стратегического инвестора, способного вложить в предприятия капитал. Но поди-ка, распродай Россию, когда тебе тут же скажут, что ты у народа собственность отнимаешь. В итоге зарубежные стратегические инвесторы получили сравнительно мало (да, они к нам и не рвались из-за финансовой и политической нестабильности), основная часть акций ушла к трудовым коллективам предприятий. Кое-что перепало широким народным массам за ваучеры.
Зачем нужен парламентский контроль?
3 НОЯБРЯ 2019 // ЕВГЕНИЙ БЕСТУЖЕВ
Растут цены в магазинах, сокращается финансирование поликлиник и школ, растет армия чиновников и их оклады, плюс огромные суммы, собранные с нас в виде налогов, «распиливаются» чиновниками и приближенными к ним предпринимателями. Неужели это неизбежно, неужели так происходит в развитых странах всех странах? Оказывается, нет, там реально работает «система сдержек и противовесов», контроль работы чиновников поручен «народным контролерам» — избранным в ходе честных выборов депутатам парламента. Понятно, что наша Государственная дума для такого контроля не годится, она послушно исполняет приказы чиновников Администрации президента и правительства. Но виноваты в этом мы сами. Таких выбрали!
Идеология зоны: народ и власть в России наконец едины
31 ОКТЯБРЯ 2019 // АНДРЕЙ МОВЧАН
Мораль и ценности, охранять которые в России от влияния Запада предлагают всенародно избранный и поддерживаемый президент России и его коллеги и единомышленники, просто не могут иметь евангельских корней. О какой морали и ценностях говорят российские политики, по привычке употребляя слово «христианские», если не о евангельских? Ведь для апелляции к морали нужна идеология, которая эту мораль вводит и проповедует. 
«Люди до последнего надеялись, что если будут законопослушными, будут делать, что им говорят, то их не тронут»
15 АВГУСТА 2019 // АНТОН ИВАНОВ
Эту историю я берёг для своих детей - когда подрастут, но в свете последних событий, мне кажется, некоторым соседям она сейчас нужнее, чем детям. Лет 10 назад, по дороге в Варшаву я упросил навигатор вести меня самыми просёлочными дорогами, какие только есть в Польше, потому что люблю тишину и сельские пейзажи и ненавижу магистрали. Навигатор сказал: "Ok, давай налево", и через пару часов я оказался посреди леса, на такой раздолбанной бетонке, каких даже дома не видал: казалось, её ещё с той войны не ремонтировали (как вскоре выяснилось, так оно и было).
Дао и дэ Георгия Полтавченко
4 ОКТЯБРЯ 2018 // АНТОН МУХИН
Со времен Салтыкова-Щедрина, если не раньше, русская либеральная мысль описывает идеального правителя как такого правителя, который ни во что не вмешивается и не мешает подданным жить по их собственному разумению. В Петербурге был поставлен эксперимент: мы видим такого правителя в лице губернатора Георгия Полтавченко. По итогам эксперимента, который, видимо, подходит к концу, можно сделать вывод: жить под таким правителем неплохо, но скучновато.