В оппозиции
23 марта 2019 г.
Правильный выбор

Евгений Фельдман

Митинги и шествия, прошедшие по всей России 28 января, стали очевидной победой тех, кто хочет видеть страну свободной и демократической. И не только потому, что власть не решилась на массовые задержания, как этого можно было ожидать, но и потому, что люди не побоялись полицейских репрессий.

Акции протеста были анонсированы как «забастовка избирателей» сторонников Алексея Навального. Заслуга Навального в организации этих акций несомненна, но не думаю, что большинство демонстрантов действительно являются его искренними последователями. Большинство людей вышло на улицы и площади российских городов потому, что чувство протеста ищет выхода, особенно у школьной и студенческой молодежи. И, конечно, благодаря тому, что появилась политическая сила, способная проявить смелость и взять на себя ответственность за призыв к участию в несанкционированной акции протеста.

В Москве на протестные акции пришло, я думаю, процентов шестьдесят молодых людей школьного и студенческого возраста. Немногим больше половины всех участников. Но было много и тех, кто традиционно участвует в оппозиционных шествиях и митингах, людей разного возраста, разных поколений. К трем часам дня на Пушкинской площади собралось порядка 4-5 тысяч человек, не считая внушительных сил полиции и Росгвардии. Если учитывать тех, кто собрался на Триумфальной площади и «гулял» по Тверской, то общее количество участников, я думаю, составляет около 6-8 тысяч человек.

Протестные акции 28 января в Москве отличались от «правильных» санкционированных митингов и шествий, организованных осторожной несистемной оппозицией так же, как живая жизнь отличается от театрального спектакля. На сей раз не было ни предварительных антиконституционных согласований с властями, ни унизительных обысков участников протестов, ни абсолютно бесполезных рамок металлоискателей, ни согласованного с организаторами омоновского сопровождения колонны демонстрантов. На сей раз протест не был постановочным; он был натуральным, искренним и потому убедительным.

Евгений Фельдман

Летит ко всем чертям традиционная мантра профессиональных оппозиционеров о том, что люди боятся приходить на несанкционированные акции протеста, опасаясь попасть под полицейские дубинки или на 10-15 суток административного ареста. Это лидеры закосневшей несистемной оппозиции боятся взять на себя ответственность за несанкционированный протест. Это они боятся полицейских дубинок и автозаков, а вовсе не основная масса протестующих. И здесь, возможно, не только трусость, но и расчет – боязнь утратить в глазах власти имидж договороспособных политиков, с которыми всегда можно иметь дело.

Евгений Фельдман

Роль лидеров в оппозиционных выступлениях 28 января свелась практически к нулю. Конечно, Алексей Навальный, если бы полиция не задержала его на Тверской улице, стал бы центральной фигурой протеста в Москве. Это было бы вполне справедливо. Но и без него протест не угас и не потерял смысл. Это очень важно – чтобы протест держался не на упивающихся своей ролью политических лидерах, а на самостоятельном и ответственном желании каждого участника протестной акции сказать «нет!» растущему с каждым днем произволу и беззаконию.

Разумеется, политические спекулянты никогда не упустят своего случая поживиться на массовом выступлении протестующих. Как не упустил этого случая Владимир Жириновский, притащившийся на Пушкинскую площадь, чтобы отметиться перед телекамерами журналистов в своем понимании беспокоящих общественность проблем. Как не упустила своего случая и Ксения Собчак, прилетевшая в ОВД «Якиманка» передать еду и воду задержанному Алексею Навальному. Разумеется, ни у кого из друзей Навального ни еды, ни воды не было, и сидеть бы задержанному голодным да страдать от жажды, если бы не сердобольная кандидат в президенты! Тут же, около полиции, любительница телешоу устроила импровизированную пресс-конференцию, что очевидно и было подлинной целью визита.

Евгений Фельдман

Но это все мелочи жизни. Политическая возня обязательно будет сопровождать любое серьезное общественное движение. Существенно, чтобы дух протеста в обществе не угас, чтобы боязнь репрессий не победила стремление к свободе. Чтобы люди выходили на улицу не потому, что им это разрешила власть или их позвали политические лидеры, а потому, что они сами не готовы и дальше терпеть террор против себя лично и всего общества в целом.

Роль же лидеров оппозиции состоит в том, чтобы быть организующим началом, а не смыслом событий; чтобы готовить для общества протестную сцену, а не красоваться на ней в роли беспомощных и косноязычных ораторов.

Возможно, 18-й год станет переломным. Никто не знает, когда энергия протестующей части общества срезонирует с недовольством всей страны. Долг оппозиции – создавать условия для такого резонанса. Возможно, такой день наступит 18 марта этого года.

Фото в тексте: фотопроект Евгения Фельдмана "Это Навальный"


Евгений Фельдман
Фотопроект Евгения Фельдмана "Это Навальный"

Евгений Фельдман
Фотопроект Евгения Фельдмана "Это Навальный"

ТАСС
Россия. Санкт-Петербург. 28 января 2018. Митингующие во время всероссийской акции в поддержку забастовки избирателей на Тверской улице. Роман Пименов/Интерпресс/ТАСС

ТАСС
Россия. Санкт-Петербург. 28 января 2018. Митингующие во время всероссийской акции в поддержку забастовки избирателей на одной из улиц города. Евгений Степанов/Интерпресс/ТАСС

ТАСС
Россия. Санкт-Петербург. 28 января 2018. Митингующие во время всероссийской акции в поддержку забастовки избирателей на одной из улиц города. Евгений Степанов/Интерпресс/ТАСС

ТАСС
Россия. Санкт-Петербург. 28 января 2018. Митингующие во время всероссийской акции в поддержку забастовки избирателей на одной из улиц города. Евгений Степанов/Интерпресс/ТАСС
















  • Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?

  • Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.

  • Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Уже нечего согласовывать и не с кем согласовывать
11 МАРТА 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В оппозиционной среде дискуссия о том, стоит ли испрашивать у властей разрешение на проведение массового протестного мероприятия, не утихает который год. Аргументы противников «прогулок в загоне» более чем убедительны. Оспорить тезис, что просить дозволения на то, на что имеешь право по Конституции и другим законам, унизительно, крайне трудно. Кроме того, сторонники несанкционированных акций утверждают, что подобного рода практика — походы в мэрию за заветной бумажкой — только снижает накал оппозиционной борьбы и, следовательно, играет на руку властям.
Прямая речь
11 МАРТА 2019
Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?
В СМИ
11 МАРТА 2019
Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.
В блогах
11 МАРТА 2019
Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.
Марш Немцова. Почему люди пришли. Почему не все
25 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Если рискнуть абстрагироваться от эмоциональной составляющей этих ужасных «немцовских дней», которые мы переживаем уже пятый год… (Хотя, впрочем, я вовсе не уверен в целесообразности и даже возможности такого психологического эксперимента…) Но если все же попробовать взглянуть на ситуацию, убрав за скобки ее трагический контекст, то картина вырисовывается следующая. «Марш Немцова» — последняя массовая акция оппозиции, которую власть согласовывает, фактически не корректируя заявку организаторов. Однозначного ответа на вопрос, почему это происходит, нет. Не исключаю, что четыре года назад от верховного правителя поступило твердое указание «не препятствовать им в день памяти Немцова»...
Прямая речь
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин:  На марше было гораздо меньше демонстративных автозаков, вертолётов и прочего. И людей прошло побольше, чем 10 тысяч, но не в 5 раз, примерно — 15-20 тысяч.
В СМИ
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Газета.RU: В центре столицы прошел согласованный марш памяти оппозиционного политика Бориса Немцова, который был убит четыре года назад на Большом Москворецком мосту. ...В акции приняли участие... 10,8 тыс. человек.
В блогах
25 ФЕВРАЛЯ 2019
vodolei 13: Ну, что сказать : народу было меньше, чем по сути нынешней ситуации должно бы быть, но больше, чем я ожидала.
Репрессии властей должны натыкаться на сопротивление граждан
11 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
По данным информационных агентств, в минувшее воскресенье Марш разгневанных матерей прошел более, чем в двух десятках российских городов. Наиболее массовые и заметные акции состоялись в Москве и Санкт-Петербурге, но люди стояли в пикетах и во Владимире, и в Орле, и в Ростове. В первой столице по бульварам от Новопушкинского сквера до Кропоткинской прошло около тысячи демонстрантов. Если в Москве полиция вела себя достаточно лояльно и спокойно (было задержано всего несколько человек, в основном, после провокаций прокремлевских активистов), то в Питере стражи порядка реагировали жестче. 
Прямая речь
11 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин: Стоит ли гнобить дальше или не проявлять избыточного зверства? Чем раздрай в верхах кончится, непонятно, но он уже начинает ощущаться.