Путин и общество
24 октября 2019 г.
Русь к пожару готова

ТАСС


С полгода назад я участвовал в ежегодной Ассамблее Совета по внешней и оборонной политике — это одна из немногих оставшихся площадок, где хотя бы в теории сохраняется возможность обмена мнениями между условными «либералами» и победительными «государственниками». Как и все последние годы, «либералы» предпочитали молчать или изъясняться намеками (не дай бог, объявят иностранным агентом!), а дискуссия сводилась к тому, как правильнее воевать с проклятой Америкой.

И вдруг выступил один из выдающихся отечественных социологов, который довольно бесстрастно сообщил о коренном изменении, произошедшем в сознании жителей страны Россия. О том, что в их жизни все большую роль стали играть «нематериальные ценности», желание использовать для общего блага свои права и свободы, возможность самореализации. Люди, утверждал он, устали от лжи телеканалов, они решительно не желают жить в осажденной крепости. Крымский консенсус, утверждал социолог, кончился.

В зале наступила испуганная пауза. Уверен, что не один из экспертов тревожно спросил себя: а не слишком ли страстно я люблю Путина В.В.? Впрочем, тогда аналитики предпочли отвернуться от реальности: ведь все их построения базировались на аксиоме абсолютной покорности россиян. Кто-то даже опроверг социолога, вспомнив Салтыкова-Щедрина — про то, как глуповцы бунтовали, стоя на коленях.

И вот в минувшую субботу можно было убедиться: прав был социолог. Люди вышли на улицы столицы по абсолютно «нематериальному» поводу: не позволив независимым кандидатам участвовать в выборах в Мосгордуму (орган мало что решающий), власть в принципе отказала подведомственному населению в праве хоть как-то влиять на собственную судьбу.

Начальство, что для него характерно, растерялось. Ведь еще вчера все эти нехитрые уловки про непризнание подписей прокатывали. Еще вчера миллионы гектаров горящей тайги считались нормой и никого не смущали. И их даже не предполагалось тушить — слишком дорого. А сегодня люди почему-то возмущаются смогом, душащим сибирские города. И, наглецы какие, говорят об ответственности чиновников. Те, как водится, испуганно пожимают плечами. Ни к протестам, ни к пожарам они не готовы. В день, когда росгвардейцы принимали в дубинки москвичей, главный начальник страны нырял в батискафе, объясняя журналистам, что именно в процессе ныряния он знакомится с чаяниями населения. Чуть раньше он утешил несколько специально отобранных пострадавших от наводнения, предложив им посетить Главный военно-морской парад в Санкт-Петербурге. Собственно говоря, единственное, что власть может предложить сегодня — это разнузданная милитаристская пропаганда (побьем гиперзвуковыми ракетами Украину, США и НАТО) и репрессии.

Если в области пропаганды все совершенно ясно, то вопрос о степени жестокости репрессий остается открытым. Как пишут осведомленные люди, руководство подавлением протеста осуществляют начальники из ФСБ. Именно по представлению этой службы возбуждаются абсурдные дела о том, что протесты препятствуют избирательному процессу. Таким образом, ситуация достигла кристальной четкости. С одной стороны — люди, которые отстаивают свое право выбирать. А с другой — чисто конкретные «новые дворяне», которые в результате двадцатилетнего правления Путина получили в свое распоряжение все богатства России. Миллиарды, обнаруживаемые при обысках у сотрудников ФСБ, — не более чем случайное свидетельство власти, которую получила спецслужба. Ведь эта информация становится известной в процессе избавления службы от изгоев, тех, кто «крысятничает». Вот за свои не миллиарды, а триллионы «люди в черном» будут бороться всерьез. При этом их ставка на максимальное закручивание гаек совершенно рациональна. Можно сколько угодно говорить, что бессмысленно лишать людей права выбора, что рано или поздно крышку кипящего котла сорвет. Но это может произойти и через год, а, если повезет, года через два. За это время со страны получится еще приличные деньги настричь.

Таким образом, мотивация репрессий совершенно ясна и логична. Никакого препятствия для них сегодня не существует. Путин искренне верит в сказки о заокеанском заговоре, которые содержат ежедневно получаемые им желтые папочки. «Хозяйственники» вроде Собянина просто отдали власть силовикам, фактически изменив своим избирателям. Выборных органов власти не существует. Судебная система в руинах. Вопрос, как и во всяком противостоянии, в соотношении сил. При том что ФСБ может придумывать планы подавления, само оно существенными силами не располагает.

О том, сколько людей будет участвовать в протестах, мы не знаем. Но очевидно, что прежние формы устрашения («космонавты» с дубинками, посадки в рамках административных дел, обещание забрить в армию) не работают. Не факт, что ужесточение вроде водометов и резиновых пуль, чего требуют гуманисты в погонах, подействует.

При этом ресурсы силовиков можно подчитать. Владимир Путин, мучимый кошмаром августа 91-го, когда силовики отказались разгонять москвичей, последовательно формировал Росгвардию, подчиненную лично ему, выстраивал ясную цепочку командования, не позволяющую командиру увильнуть от выполнения приказа. В результате россиян будет подавлять военная сила, численностью в 340 тысяч военнослужащих, существенно превышающая численность Сухопутных войск. Казалось бы, много. Должно хватить для подавления протестующих. Но только в случае, если протесты будут проходить лишь в столицах. И если власти рискнут сосредоточить все силы в Москве и Санкт-Петербурге. Пока Росгвардия рассредоточена во всех восьми десятках субъектов Федерации (точнее, в крупных городах). Однако, если массовый протест охватит Россию (поводов более чем достаточно: неспособность зажравшихся начальников справиться с пожарами и наводнениями, мусорные свалки и т. д.), никакой Росгвардии не хватит. Как ее не хватило 27 июня в Москве. Блокировав демонстрантов в конкретных заранее объявленных точках, руководители полиции и росгвардейцев фактически предоставили весь остальной город в распоряжение протестующих. Между тем в воздухе бродит идея о всероссийской акции протеста.

Рано или поздно неизбежно встанет вопрос об использовании армии. Вот уже пять лет в российской военной доктрине написано, что «цветные революции» являются новой формой ведения военных действий. Однако о планах по противодействию этой вроде бы военной «угрозе» ничего неизвестно. Никаких маневров по наведению порядка внутри страны не проводилось. Похоже, офицеры Генштаба решили не брать греха на душу и не стали планировать использования Вооруженных сил внутри страны. Не факт, что они бросятся выполнять приказы, написанные спецами из спецслужб.

Российская власть последовательно вела страну к пожару. Теперь полыхнуть может в любой момент…


ТАСС
ТАСС
ТАСС
ТАСС
ТАСС
ТАСС
ТАСС
ТАСС
ТАСС
ТАСС
ТАСС
ТАСС
ТАСС
ТАСС
ТАСС


Фото: 1, 3, 4, 6, 8 - Сергей Бобылев/ТАСС
2, 5, 7, 9, 10, 16 - Валерий Шарифулин/ТАСС
11, 13, 15 - EPA/YURI KOCHETKOV/ТАСС
12, 14 -  AP Photo/ Pavel Golovkin/ТАСС





















  • Николай Сванидзе: Это прямая угроза обществу: не выходить на улицу, не поднимать глаз, стоять — бояться.

  • "Коммерсант": Общественность отбивает одних фигурантов, правоохранители возбуждают дела против других

  • Ivan Babitski: Россией правят люди... жестокие без решительности, хитрые без ума... Выбрать себе настолько безупречную жертву, как Котов, чтобы продемонстрировать всем подчёркнуто бессмысленную жестокость...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Плевок
15 ОКТЯБРЯ 2019 // ГЕОРГИЙ САТАРОВ
Это всем нам. В лицо, смачно, глумливо, с чувством полной безнаказанности. Даже не плюнули, а харкнули. И ждут, что мы скажем спасибо, что пока не «размазали нашу печень по асфальту», как обещал милейший Песков. Плюнули учителям, политологам, членам РАН, юристам, студентам, актерам, затаившимся в коридорах власти системным либералам, благодаря которым, как гласит молва, мы наблюдали недавно легкое ослабление бульдожьей хватки Левиафана. Абсурдные, антиправовые, мстительные приговоры пошли по всей стране. Теперь невиновные в судах получают больше, чем убийцы, насильники и коррупционеры. И все только ради того, чтобы они могли спать немного спокойнее.
Прямая речь
15 ОКТЯБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Это прямая угроза обществу: не выходить на улицу, не поднимать глаз, стоять — бояться.
В СМИ
15 ОКТЯБРЯ 2019
"Коммерсант": Общественность отбивает одних фигурантов, правоохранители возбуждают дела против других
В блогах
15 ОКТЯБРЯ 2019
Ivan Babitski: Россией правят люди... жестокие без решительности, хитрые без ума... Выбрать себе настолько безупречную жертву, как Котов, чтобы продемонстрировать всем подчёркнуто бессмысленную жестокость...
Путинская оттепель с метелью и обморожениями
9 ОКТЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«У вас там что, оттепель?» — с этого вопроса начинают интервью практически все иностранные корреспонденты, интересующиеся тем, что происходит в России. В ответ на недоуменное пожатие плеч зарубежные коллеги настаивают: «Ну, вот же Голунова освободили, Устинов на свободе. А Мосгорсуд отменил приговор фигуранту “Нового величия” Павлу Ребровскому и отпустил его под подписку. Оттепель же!». Дьявол, как обычно, в деталях, а путинская оттепель при ближайшем рассмотрении… Впрочем, по порядку. Павел Ребровский заключил досудебное соглашение со следствием и дал показания против других обвиняемых по делу «Нового величия», так как поддался на шантаж следователя...
Прямая речь
9 ОКТЯБРЯ 2019
Леонид Гозман: Это никакая не «оттепель». Когда говорят об оттепели, подразумевают осознанную политику.
В СМИ
9 ОКТЯБРЯ 2019
Общая газета: Московская полиция через суд намерена отсудить у Алексея Навального и других оппозиционеров 18 млн рублей из-за протестных акций, которые прошли в столице в июле и августе.
В блогах
9 ОКТЯБРЯ 2019
Кирилл Еськов: Именно так и поступали в НАЦИСТСКОЙ ГЕРМАНИИ: семье казненного присылали счет за _услуги_ палача плюс стоимость веревки.
Суд в Ростове вовсе не показательный, а вполне типичный
7 ОКТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшую пятницу Ростовский областной суд приговорил двух фигурантов дела о «подготовке к организации массовых беспорядков и участию в них» к шести с половиной годам лишения свободы. Следующие несколько лет, если апелляционная инстанция не встанет на сторону осужденных (так и хочется написать — «пострадавших»), Владислав Мордасов и Ян Сидоров проведут в заключении. Их «сообщник» Вячеслав Шамшин получил три года условно. Сразу надо оговориться, что беспрецедентным в этом деле, которое длилось без малого два года, является только жестокость наказание.
Прямая речь
7 ОКТЯБРЯ 2019
Зоя Светова: В московских СМИ внимания к этому делу было мало, хотя Ростов-на-Дону не так далеко, мы видим, что о деле самой Шевченко говорили много с самого начала, и, может быть, это ей помогло.