Что делать?
08 декабря 2019 г.
А судьи кто?
10 СЕНТЯБРЯ 2019, ПЕТР ФИЛИППОВ

ZUMA/TASS

Олег Дерипаска недавно всех поразил, заявив, что России нужно реформировать судебную систему. Его, оказывается,  не устраивает тот факт, что 60% судей формируется из состава  помощников судей и секретарей, которые не только неадекватно оценивают, что происходит в экономике, но и выносят неверные решения. Косность судебной системы, по его мнению, вредит инвестиционному климату в стране. Если оправдательных договоров только 2%, в том числе по экономическим преступлениям,  то необходимо вернуться к реформе судебной системы.

Что подвигло олигарха на это заявление — непонятно. Вроде бы от миллиардера, разбогатевшего на личных связях с высокопоставленными чиновниками, услышать такое —  против логики «капитализма для своих». Но ведь произнес же!  Тем более полезно обсудить тему назревшей судебной реформы простым россиянам, имеющим шанс получить от судьи срок даже за несанкционированную прогулку с плакатом по Бульварному кольцу.

 

* * *

Начнем с очевидного: судебная система России не соответствует критериям правового государства. Суд в России зависим от исполнительной власти, от президента и его администрации. Указания авторитарной власти для судей важнее закона.

Правящая в России группа   использует суд для легитимации своего господства. Это обеспечивается формированием влиятельной судебной бюрократии, приданием широких полномочий несменяемым председателям судов, созданием послушных органов аттестации, у которых множество возможностей для увольнения независимых судей.  Мы не оригинальны, такое правление с помощью закона (rule by law) применяется во многих авторитарных государствах.

В отличие от действующей в России судебной системы, принцип верховенства права (rule of law), реализуемый в развитых странах, предполагает равенство всех граждан перед законом. При этом именно справедливый и независимый суд блокирует произвол бюрократии и даже принятие парламентом противоречащих Конституции решений. Но для верховенства права необходимо реальное разделение властей, чего в России нет. Нужна политическая конкуренция, свобода слова и собраний, нужна гласность. Этого у нас тоже нет.

Однако прогресс остановить нельзя. Проведение судебной  реформы, которая обеспечит верховенство права, уважение неотъемлемых прав человека — необходимое условие для развития России. Давайте обсудим, что для этого предстоит сделать. Пока хотя бы теоретически…

* * *

Как показывает опыт бывших восточноевропейских сателлитов СССР, прежде всего необходимо провести чистку судейского корпуса от судей, уличенных в коррупции и пренебрежении законом, в послушности к указаниям авторитарной власти. Напомним, что в соответствии со статьей 305 УК РФ за вынесение  заведомо неправосудного приговора, связанного с заключением, судья наказывается лишением свободы от 3 до 10 лет. Но это только на бумаге. Поток заказных приговоров участникам митингов протеста говорит о моральных качествах нашего судейского корпуса. Но  именно сохранившиеся в 90-е годы кадры советских судей торпедировали судебную реформу в России, Казахстане, Узбекистане. Поэтому надо брать пример с Германии и Сингапура, полностью сменивших судейский корпус. Новые российские судьи в первый раз должны быть избраны областными собраниями адвокатов из числа известных адвокатов и юристов-преподавателей.

В дальнейшем предлагаем  отбирать и утверждать кандидатуры судей  последовательно решениями Межрегиональных высших экзаменационных комиссий, Межрегиональных квалификационных коллегий судей и Высшей квалификационной коллегии судей. Все экзаменационные и квалификационные комиссии по закону должны наполовину состоять из адвокатов с практикой не менее 7 лет и одной трети признанных научным сообществом специалистов права. Остальных можно отбирать из судейского корпуса.

Очень важно резко расширить полномочия суда присяжных, возложив на суд присяжных решение большинства дел. Все обвиняемые в совершении особо тяжких и тяжких преступлений должны иметь право на рассмотрение их дел коллегией присяжных заседателей.

Необходимо также восстановить Высший арбитражный суд. Он заработал уважение в юридическом сообществе благодаря щепетильным подходам к формированию судебной практики с точки зрения гражданского права, что противоречило корыстным интересам нашей авторитарной власти. После показательных увольнений арбитражных судей, осмелившихся не принимать в спорах позицию государства, ликвидировали и сам суд. Но если частный бизнес беззащитен перед произволом исполнительных органов государства, то это сводит «на нет» инвестиционную привлекательность России. С ликвидацией ВАС судопроизводство по экономическим спорам  потеряло независимость, стало похоже на заказное судопроизводство в судах общей юрисдикции.

Следует сохранить  только прямые выборы мировых судей  населением, запретив избрание их законодательными органами субъектов Федерации. Эти суды рассматривают простые и распространенные дела, с ними граждане сталкиваются чаще всего. Такой мерой мы отчасти вернем судебной системе доверие людей.

 

* * *

Полезно установить порядок, согласно которому кандидаты в судьи должны иметь возраст  свыше 35 лет, 2 года преподавания в негосударственном вузе и 5 лет стажа   работы в адвокатуре.

Для сравнения:  в США судьями становятся зрелые люди, имеющие большой авторитет в юридических кругах, зачастую  бывшие адвокаты. Средний возраст кандидатов в судьи там 40-45 лет.  В России же 30% судейского корпуса составляют помощники судей, секретари судов и другие выходцы из аппаратов судов, 17% — бывшие прокурорские работники, 16% — вчерашние полицейские. 60% судей получили плохое заочное образование «без отрыва от производства». К моменту получения диплома они достигают требуемого по Конституции возраста (не менее 25 лет) и имеют необходимый 5-летний стаж работы. Средний возраст начала карьеры российского судьи — 31 год, а 57% надевают мантию до 30 лет. Но главное, что в процессе такой карьеры у них формируется менталитет с обвинительным уклоном и привычка послушания начальству.

Предлагаемое изменение порядка  назначения российских судей  сделает их независимыми от президента (если такая должность в будущем  сохранится)  и органов исполнительной власти. Как минимум надо лишить президента права предлагать кандидатуры судей и председателей судов. Вообще необходим полный демонтаж механизмов, ставящих судей в зависимость от исполнительной власти и олигархов (нередко завуалированную). Эти механизмы —  широкие полномочия председателей судов, принципы набора и ротации судей, взяточничество.

Экзамены на получение статуса судьи следует проводить открыто и транслировать в интернете (как это делается в Хорватии). Тогда неграмотные кандидаты, получающие сегодня  должность судьи по протекции, не смогут скрытно «сдать» свой  квалификационный экзамен. Также полезно  в интернете транслировать обсуждение кандидатур в высших квалификационных коллегиях.

Следует отменить действующий 6-летний испытательный срок для судьи, который сегодня играет роль крючка для непослушных властям профессионалов. Для обеспечения независимости судьи должны не только назначаться пожизненно, но их дисциплинарные дела должно рассматривать лишь Дисциплинарное судебное присутствие, которое надо вывести из подчинения Верховного суда. Иметь право обращаться в Дисциплинарное судебное присутствие должны общественные организации и СМИ.

Предстоит коренным образом пересмотреть основания, по которым судья может быть лишен должности. Сейчас эти основания в законе настолько размыты, что любого строптивого судью можно отправить в отставку и оставить без судейской пенсии. Надо ввести порядок, по которому отстранять судью от должности можно только на конкретном  основании,  прямо указанном в законе, и в ходе заседания Дисциплинарного присутствия, которое тоже надо транслировать  в интернете.

Отмена решений судьи вышестоящей судебной инстанцией  не должна считаться браком в работе. Иначе неизбежен обвинительный уклон в работе суда, так как прокурор, оспаривая в апелляционном суде решение судьи, скорее добьется отмены решения, чем обвиняемый.  Поэтому судья  и не рискует оправдать обвиняемого —  чтобы не лишиться своей должности.

Надо   изменить процедуру отстранения судьи или иного участника от  процесса. Судья не должен самостоятельно принимать решение об отстранении от дела самого себя. Это  противоречит принципу nemo judex in causa sua («никто не может быть судьей в своем деле»). Постановления, принятые по итогам подачи заявления об отводе участника процесса, должны подлежать обжалованию.

 

* * *

Но главное — надо разорвать зависимость квалификационного класса и оклада от места работы судьи. Все судьи должны иметь возможность получить высший квалификационный класс при условии прохождения квалификационных испытаний и выслуги лет. Это позволит сформировать высокопрофессиональный судейский корпус в судах всех уровней.

Необходимо законодательно разграничить понятия отставки и судейской пенсии для создания твердой уверенности судей в обеспеченной старости, что будет способствовать судейской беспристрастности.

 

* * *

Председатели всех судов, включая Конституционный и Высший, должны работать на своей должности сроком один год и не более двух раз, причем с разрывом между сроками. Очередь на занятие должности Председателя суда следует формировать по жребию.

Дела между судьями должны распределяться случайным образом, по жребию. Такой порядок должен быть зафиксирован законом.

Необходимо также запретить проведение всех судебных заседаний без аудиозаписи. Звук из зала суда должен транслироваться в помещение стенографистов, перепечатываться и сразу после заседания вручаться всем участникам процесса, включая присяжных. Так делается во многих развитых странах, что позволяет пресечь  фальсификацию протоколов.

 

* * *

Предстоит по примеру европейских стран ввести законом должность следственного судьи, который будет обеспечивать состязательность процедур следствия. Защита сможет предъявить свои доказательства следственному судье, а не следователю, который в России обычно их отвергает. Следственный судья должен иметь право подтверждать, что это допустимые доказательства, добытые не под пытками и не путем фальсификаций. Как показывает опыт, у следственного судьи больше возможностей выявить фальсификации, пытки и иные  незаконные методы получения доказательств. Он признает доказательства, предоставленные следствию защитой, чего защита сама сделать не может. Суд, получив от следственного судьи  доказательства, автоматически включаемые в материалы следственного дела,  в ходе судебного процесса  исследует их с точки зрения достоверности и достаточности.

Следует не только запретить проводить обыски и выемки без санкции суда, но и запретить проводить эти действия по постановлению следователя с последующим уведомлением суда. Для таких действий нужно ввести обязательную санкцию прокурора.    

* * *

 

Есть и предложения, связанные с внесудебными способами влияния на решения, выносимые судьями. Чтобы исключить влияние на суды органов местной власти, границы судебных округов не должны совпадать с границами субъектов Федерации и административно-территориальных единиц.

Необходимо ввести уголовное наказание за попытки чиновников влиять на решения судов, помогая им финансированием, жильем или как-то иначе.

Следует прекратить практику награждения судей государственными орденами и медалями, присвоения им почетных званий, что обеспечивает их лояльность исполнительной власти.

 

* * *

В заключение отметим права граждан, которые должны быть им предоставлены в процессе проведения судебной реформы:

  • Следует по примеру Канады обеспечить законом и практикой его применения доступ граждан к информации органов власти (за редким исключением, связанным с безопасностью).
  • Надо предоставить гражданам право на частное обвинение почти по всем статьям УК при наличии доказательств совершенного преступления, в том числе преступлений представителей органов власти.
  • Пора и в России ввести систему поощрения информантов, т. е. граждан, информирующих органы власти и СМИ о нарушениях закона и правил, в том числе о фактах коррупции.
  • Необходимо предоставить гражданам реальное (а не фиктивное, как сегодня) право на групповые иски в защиту интересов неопределенного круга лиц или группы лиц. Полезно установить премии за такого рода выигранные иски за счет проигравших в размере не менее10 % ущерба.

 

В статье  использованы  предложения  Владимира Ашуркова, Михаила Баньяша, Вадима Волкова, Михаила Краснова, Тамары Морщаковой, Эллы Панеях, Юлии Счастливцевой

 
Фото: Статуя Фемиды перед зданием Тамбовского областного суда. © Demian Stringer/ZUMA/TASS

 

 

 












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Инструменты гражданского влияния на власть
6 ДЕКАБРЯ 2019 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Дискуссии на форуме ОГФ-2019 оставили хорошее впечатление. Но удивительно, что, говоря о гражданских правах, выступающие не конкретизировали их. Между тем, мировой опыт говорит, что, как минимум, должны быть обеспечены: - доступ к информации органов власти, - право гражданина подать иск в защиту интересов группы или неопределенного круга лиц, - право граждан на частное обвинение, в том числе госслужащих, нарушивших закон. Поговорим об этом подробнее.
Свобода. Выборы. Общее дело
5 ДЕКАБРЯ 2019 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Продолжаем публикацию наиболее интересных материалов Общероссийского гражданского форума, прошедшего 30 ноября 2019 года. Многолетние требования к власти создать условия для проведения честных выборов показали свою неэффективность. Ситуацию могут исправить только коллективные действия гражданского общества: общественных объединений, профессиональных и активистских групп, вне зависимости от сфер деятельности. 
Почему верховенство права важно для каждого
2 ДЕКАБРЯ 2019 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
В Москве 30 ноября2019 г. состоялся очередной Общероссийский гражданский форум. На нем рассматривались, в частности, такие вопросы: как добиться в России справедливости и равенства граждан перед законом, что такое правовое государство и правовая законность, почему нам нужны честные выборы и подлинный федерализм? ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ публикует с сокращениями и комментариями некоторые обсуждавшиеся на форуме материалы.  
Сменить вектор власти
13 НОЯБРЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Можно ли в России создать такую общественно-политическую систему, где решающими будут интересы простого народа? Можно ли установить справедливость в условиях рынка, частной собственности, свободы слова и верховенства права? То есть отбросив несбыточные коммунистические утопии? Можно. Пример тому наши соседи — Швеция, Финляндия, Норвегия, Правда, у наших народов разная история. В Скандинавии древние корни народного представительства и контроля власти. Викинги выбирали своих королей, и королевская власть была ограничена представительными органами.
Как отобрать порядочных и квалифицированных депутатов
10 НОЯБРЯ 2019 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Чтобы уйти от самодержавия, провести назревшие реформы, потребуются квалифицированные специалисты. И как это ни звучит для россиян непривычно, нужны квалифицированные и порядочные  депутаты, способные утвердить «правильное» правительство и контролировать бюрократию.  Рассмотрим в качестве примера Швецию. Хотя Швеция — парламентская монархия, но король Швеции — всего  лишь  национальный символ. Никаких властных полномочий он не имеет. Всем заправляют представители граждан — депутаты парламента и назначенное ими правительство. Формирует правительство и назначает премьер-министра партия или коалиция партий, имеющая большинство.
Почему так бедно живем?
4 НОЯБРЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
По данным официальной статистики, заработки россиян значительно ниже, чем в Западной Европе. Например, в Германии средний заработок составляет около 1800 евро, это примерно в восемь выше средней зарплаты в наших регионах (при вполне сходных ценах на продукты и услуги). Почему? Работать не умеем, изобретать? Ответ прост: народ живет так, как позволяют ему обычаи и предписания сильных мира его, оформленные в указаниях власти, законах и неформальных «понятиях». Таджики не создали производство смартфонов, а американцы сумели.
 Наш архетип: проблемы модернизации 
17 ОКТЯБРЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ, СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Движение общества  возможно по одной из трех траекторий: деградация, стагнация или  восходящее развитие. Крах Российской империи, а затем и СССР свидетельствуют: политический режим, не способный обеспечить национальное развитие, неизбежно рухнет, увлекая за собой государство. К сожалению, сегодняшняя социально-экономическая ситуация вновь свидетельствует о стагнации, начиная с 2013 г. Почему Россия, страна богатейших природных ресурсов и многомиллионного талантливого народа, несмотря на многолетнее нефтедолларовое изобилие погружается в  глубокое неблагополучие?
Тормоз прогресса – наша аморальность
4 ОКТЯБРЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Почему Ниал Фергюссон в своей книге «Цивилизация. Чем Запад отличается от остального мира» среди причин мирового первенства Европы в своем развитии не назвал господствующие нравственные приоритеты ее жителей, мораль, ставшую доминирующей? Не знаю. Приведу определение: «Мораль – это нравственные ориентиры, т.е. доминирующие в обществе представления о хорошем и плохом, о добре и зле, нормы поведения, вытекающие из этих представлений». Полагаю, что культура народа и его мораль влияют на темпы развития любой страны. 
ЦИВИЛИЗАЦИЯ. Часть 2
25 СЕНТЯБРЯ 2019 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
ООО «Издательство АСТ» 2017. и Издательство CORPUS выпустили в продажу  прекрасную книгу «Цивилизация. Чем Запад отличается от остального мира». Ее автор - Ниал Фергюсон. ЕЖ предлагает  вниманию читателей дайджест этой книги – цитаты важных мест произведения. Дайджест предназначен для некоммерческого использования в просветительских целях и в качестве рекламы основного произведения. (Продолжение)
Конфликт интересов власти и общества
16 СЕНТЯБРЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Прошедшие выборы в Петербурге с явкой около 30% и «победой» Беглова на «выборах» при  отстранении реальных конкурентов, с вбросами  бюллетеней  и фальсификациями протоколов  со всей остротой поставили вопрос об обострении  конфликта интересов власть имущих и простых граждан. Неучастие в выборах показало: конфликт есть, но как он осознан россиянами? Что определяет поступки людей? Их интересы, потребности. При этом наши чувства, эмоции — это маркеры удовлетворения наших потребностей. Что-то удалось — нам радостно, ожидания не оправдались  — мы печалимся.