В оппозиции
14 июля 2020 г.
За «оправдание терроризма» – 7 лет тюрьмы. Но оправдания не было
1 ОКТЯБРЯ 2019, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН



Атака силовиков на псковскую журналистку Светлану Прокопьеву проходит в стороне от главной темы нынешнего лета – московских протестов, связанных с прошедшими выборами в Мосгордуму. Тем важнее отметить, что история эта не затерялась, не выглядит второстепенной и побочной: проблема обсуждается в независимых СМИ, в поддержку Прокопьевой выступают пикетчики по всей стране, ее имя упоминалось во многих коллективных письмах в защиту политзаключенных, о Прокопьевой говорили с трибуны последнего московского митинга. Все это в совокупности оставляет надежду на более или менее благополучный исход дела.

Уголовное преследование Светланы Прокопьевой началось в феврале этого года. Уголовное дело было заведено по части 2-й статьи 205-й, которая сформулирована следующим образом: «Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма, совершенные с использованием средств массовой информации либо электронных или информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети Интернет». Поводом послужила реплика журналистки при обсуждении самоподрыва молодого архангельского активиста возле дверей Архангельского УФСБ, в результате которого были ранены три сотрудника ФСБ. (Сам террорист погиб на месте.) Вот слова, что в эфире радиостанции «Эхо Москвы в Пскове» произнесла Светла Прокопьева и за которые ей теперь грозит семь лет тюрьмы: «Суровое государство с жесткой, точнее, жестокой правоохранительной системой, для которой главное — наказать преступника, а не защитить права, воспитало соответствующее поколение граждан. Именно так я понимаю самое громкое событие прошлой недели — взрыв в архангельской ФСБ. Жестокость порождает жестокость. Безжалостное государство произвело на свет гражданина, который сделал смерть своим аргументом».

Чтобы увидеть, что в этом абзаце не содержится ни поддержки терроризма, ни его оправдания не нужно быть лингвистическим экспертом. Достаточно просто сносно владеть русским языком. Но в Роскомнадзоре и ФСБ придерживаются другого мнения. В итоге Роскомнадзор штрафует СМИ, а ФСБ возбуждает уголовное дело против автора этой реплики, произнесенной вслух на радио. У Прокопьевой проводится обыск, ее имя заносится в список «экстремистов», и банки блокируют ее счета, а 20-го сентября Прокопьевой предъявляют обвинение. Следовательно – впереди суд.

Дело журналистки Прокопьевой очевидным образом не заказное. Никто в Кремле не потребовал от псковских силовиков обратить внимание на экстремизм у них под боком. Это то, что в СССР называлось «инициативой местных товарищей». Какой-нибудь псковский гебешный капитан услышал по радио Прокопьеву, а утром прибежал в кабинет к начальнику. Типа, товарищ полковник, тут такая история, которая вполне тянет на громкое дело, а у нас давненько не было громких дел!

Хочется верить, что псковским чекистам не повезло – они со своим из пальца высосанным обвинением попали в самую середину «оттепели», когда приговоры смягчают, а ранее захваченных фигурантов отпускают. Поэтому раздраженный окрик из Москвы: «Хватит уже дурью маяться, прекращайте этот балаган», – более чем вероятен. Но вероятность его тем выше, чем громче и солидарней будет звучать голос общественности в поддержку псковской журналистки Светланы Прокопьевой.

 












  • Дмитрий Орешкин: Люди плохо разделяют Москву как город и Кремль. С точки зрения Дальнего Востока, Москве на их территории наплевать, но при этом налоги она забирает...

  • «Новая газета»: Главным источником политической нестабильности в «обнуленной России» становится власть, которая просто разучилась считаться с мнением народа.

     

  • Andrey Pivovarov: Какой крутой Хабаровск. Путин хотел поднять себе рейтинг на борьбе с криминалом, а поднял целый край против себя. 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Обнуление ведет к взрыву
13 ИЮЛЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Если главный начальник страны еще раздумывал, разгонять эту Думу досрочно или нет, то массовые протесты, охватившие Хабаровск, должны подтолкнуть его к правильному решению. Уж больно глазливые нынче депутаты пошли. Что ни задумают, все наперекосяк получится. Вот стоило им, исполненным верноподданнических чувств, внести новый замечательный закон об уголовном наказании за призывы к отторжению российской территории, и вот, пожалуйста – на многотысячном митинге в столице субъекта Федерации звучат лозунги «Это наш край!», «Путина в отставку!», «Москва, уходи!». Говорят, кто-то даже поднял флаг существовавшей в 1920–1922 годах Дальневосточной республики.
Прямая речь
13 ИЮЛЯ 2020
Дмитрий Орешкин: Люди плохо разделяют Москву как город и Кремль. С точки зрения Дальнего Востока, Москве на их территории наплевать, но при этом налоги она забирает...
В СМИ
13 ИЮЛЯ 2020
«Новая газета»: Главным источником политической нестабильности в «обнуленной России» становится власть, которая просто разучилась считаться с мнением народа.  
В блогах
13 ИЮЛЯ 2020
Andrey Pivovarov: Какой крутой Хабаровск. Путин хотел поднять себе рейтинг на борьбе с криминалом, а поднял целый край против себя. 
Они опять убили хорошего человека
29 МАЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший четверг в реанимации одной из московских больниц скончался, как теперь справедливо пишут, правозащитник Сергей Мохнаткин. Про людей, которые ушли из жизни на больничной койке, обычно говорят «умер своей смертью». Про Мохнаткина такого никак не скажешь. Он умер точно не своей смертью. Он был забит до смерти различными представителями российской власти, которые эту экзекуцию растянули на десять лет. Его забивали судьи в залах для судебных заседаний, сотрудники полиции в автозаках и отделах, вертухаи в зонах, на этапах и пересылках. 
Прямая речь
29 МАЯ 2020
Зоя Светова: Его смерть в какой-то степени – это логичное завершение его жизни, потому что это был маленький человек, который в одиночку противостоял громадной системе подавления. 
В СМИ
29 МАЯ 2020
Коммерсант: Российский активист и правозащитник Сергей Мохнаткин умер в возрасте 66 лет, сообщил писатель Виктор Шендерович в Facebook. 
В блогах
29 МАЯ 2020
Екатерина Барабаш: Последние годы его жизни — это история карательной системы России, рассказанная на примере одного человека.  
Сопротивление обнулению
13 МАРТА 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вопреки мнению многочисленных резонеров и пикейных жилетов, то, что произошло, 10.03.2020 является поворотным пунктом в истории российской государственности и, несомненно, будет иметь долговременные последствия. По сути, произошел тысячелетний провал во времени, возврат к архаичным временам, когда легитимность власти полностью воплощалась в «сакральном» теле одного человека, который уже не метафорически, а юридически стал источником власти. Холуйская фраза Володина о том, что «Россия – это Путин, Путин – это Россия», закреплена в Конституции, которая в этот момент исчезла из юридического поля, превратившись в кусок использованной туалетной бумаги.
Прямая речь
13 МАРТА 2020
Андрей Колесников: Не потому, что гражданское общество слепо или неактивно, а потому что всем очевидно: протесты заведомо не могут достичь своей цели.