Итоги года
28 сентября 2021 г.
Итоги года. Константы и Конституция
8 ЯНВАРЯ 2021, ДМИТРИЙ ОРЕШКИН

 

«Медиалогия» сообщает, что в 2020 году российские сети чаще всего обсуждали коронавирус: 304 млн сообщений. Это форс-мажор, поэтому пандемию оставляем в стороне. На втором и третьем местах (по сути на первом и втором) обнуленная Конституция и кризис в Беларуси – по 19 млн высказываний. Отравление Навального замыкает тройку с 9 млн. Странно, учитывая, что два его последних видео набрали по 20 с лишним млн просмотров. Но какие цифры нам дают, те и обсуждаем.

В любом случае тенденция понятна: помимо ковида, рейтинг возглавляют три чисто политических сюжета. Сограждане проснулись? Нет, еще не совсем.

«Левада-центр» говорит, что 30% считают историю с отравлением Навального инсценировкой. Плюс еще 19% верят в отравление, но думают, что это провокация западных спецслужб – они же у нас творят, что хотят. Кругом иностранные агенты. Итого половина населения принимает версию, которую транслируют федеральные каналы. 15%, напротив, убеждены, что Навальный целиком прав. Понятно, это разные страты по возрасту, месту проживания, доходам, образованию и пр. 20% опрошенных ухитрились вообще ничего не услышать про эту историю и впервые узнали о ней от интервьюеров.

Многим из демократической общественности такие результаты кажутся невероятными, но это типичная аберрация восприятия. То, что очевидно обитателям одной социальной страты, в рамках которой протекает их жизнь и общение, может казаться чуждым и неважным для другой страты. Пора бы к этому привыкнуть. Ну, может, траванули слегка… Но выжил же?! Значит или спектакль, или провокация. Хотели бы убить – убили бы, как объяснил президент.

Такая страна.

Структуризация общества на удивление устойчива. Около 30–35% избирателей, по данным всех социологических служб, готовы хоть сейчас голосовать за «Единую Россию». Это твердое провластное ядро, которое с помощью пропаганды легко расширяется до половины популяции и даже более. Электоральный рейтинг В. Путина среди тех, кто декларирует намерение участвовать в выборах, колеблется около 55%. Да, снижение есть, но пока не критическое. С другой стороны, опять же 15% были против аннексии Крыма даже на пике массовых восторгов 2014 года. Гипотеза, что разнообразие источников информации развивает навыки независимого мышления, не подтверждается. Точнее, подтверждается не в полной мере.

А в какой?! Зависит от интенсивности и продолжительности процесса. Сегодня альтернативная информация большинству не интересна; телевизор по-прежнему выигрывает битву у холодильника. Это если измерять характерное время процесса годами.

Если же мерить десятилетиями (а для таких огромных и инерционных стран, как Россия и Китай, только эта метрика и годится) – совсем другое дело. Вопреки мощному и дорогостоящему давлению пропагандисткой машины – годовая сумма бюджетных дотаций федеральным каналам достигает 100 млрд. рублей – в стране упорно сохраняются 15–20 млн европейски ориентированных избирателей. Своего рода константа путинской эпохи. По сравнению с советскими временами – очень много. Сейчас кажется – недопустимо мало. Но уж как есть.

Публичная кастрация Конституции озаботила лишь 19 млн пользователей сетей. Понятно, оценка не совсем корректна: один мог написать десять постов, другой – ни одного. Но общий масштаб вовлеченности примерно ясен.

Если отталкиваться от летнего голосования по поправкам, очищенного от вклада «электоральных султанатов» и так называемого «приводного электората» (он состоит главным образом из бюджетников и работников госкорпораций, которым начальство настойчиво рекомендовало прийти и проголосовать – желательно досрочно, под административным контролем), то картинка выходит близкая. «Нормальных» или «свободных» избирателей в этой электоральной процедуре участвовало 47–48 млн (официальную явку показали в 74 млн, но из них около 10 вульгарно нарисованы в «султанатах», остальные «приводные» или приписаны по мелочи по отдельным территориальным комиссиям). Из них примерно 16 млн проголосовали «против» и примерно 30 млн «за». То есть в процентах реальное соотношение голосов близко к 65/35 в пользу поправок. Как видим, большинство голосующих затею Путина поддержало бы даже и без фальсификаций. Другое дело, что при честном голосовании это было бы большинство среди меньшинства – из тех, кто пришел на участки по своей воле.

Короче, та же константа: 16 из 110 млн избирателей нашли в себе силы прийти и высказаться против. Кстати, их голоса, вопреки широко распространенной сказке, никто особенно и не «крал»: электоральная шарманка работает иначе и добивается своих целей, не столько уничтожая голоса «против» (хотя это тоже случается, но в значительно меньших объемах – слишком хлопотно и долго), сколько нагло приписывая голоса «за». И, соответственно, невероятно раздувая явку, что сразу отлавливается несложными статистическими методами.

Эмпирический факт состоит в том, что широкие народные массы подобное положение вещей в целом, видимо, устраивает.

Вопрос, надолго ли.

У медали есть и обратная сторона. Раз конформистское большинство сильнейшим образом зависит от картинки, распространяемой федеральными СМИ, несложно догадаться, что смена информационной политики легко поменяет восприятие. Этот нехитрый закон политического менеджмента прекрасно знали вожди СССР (а сегодня вожди КНР, КНДР, Кубы, Ирана и любых прочих идеократических режимов). Тотальный идеологический контроль – первейшее условие сохранения власти. Прямое тому доказательство – катастрофический (с точки зрения нынешней путинской номенклатуры) сюжет с горбачевской перестройкой, начало которой положила многократно проклятая державными идеологами «гласность».

Подобной ошибки они ни в коем случае не намерены повторять, и лишнее тому свидетельство – лихорадочная деятельность «бешеного принтера», который под конец года распечатал целый пакет уложений, призванных усилить цензуру, взять под контроль интернет и реставрировать железный занавес.

Значит, полный стабилизец? Я бы не сказал. Напротив, суетливое затыкание дыр говорит об утрате уверенности и ужасе путинского «неодворянства» перед лицом приближающихся перемен. То же самое можно сказать и о Навальном, которого власть любыми средствами торопится изъять из политического пространства. Не получилось убить – ну хотя бы не дать вернуться.

Здесь не обойтись без еще одного ряда эмпирически установленных констант.

Сталинский опыт, к которому все откровеннее обращается путинская вертикаль, показал, что для удержания населения под контролем достаточно репрессировать 2–2.5% населения. В первую очередь, понятно, самых грамотных, самостоятельных и независимых. В будущем это икнется политическим, культурным, экономическим застоем и даже (если мерить десятилетиями) распадом государства, но вертикаль об этом думать не умеет. Она умеет думать лишь об удержании власти – здесь и сейчас.

Точнее говоря, сам по себе захват власти и разворот назад в Средневековье поначалу требует более значимых жертв. Но в нашем случае речь лишь об удержании.

В июне 1941 года Сталин изъял из оккупированной Литвы, расстрелял и разместил в ГУЛАГе около 18 тыс. человек, в том числе 1200 учителей. Итого 0.6% населения республики. Из Латвии 15.5 тыс. – 0.8%. Из Эстонии 10 тыс. – 1%.

После войны, ввиду постоянных временных трудностей и зараженности буржуазным и националистическим элементом (бывшие промышленники, священники, профессора, хуторяне и другие пособники буржуазии, укрывшиеся от довоенных чисток), процентаж по Прибалтике пришлось увеличить вдвое. В марте 1949 года в ходе операции «Прибой» в Эстонии забрали 20 тыс. человек – около 2%. В Латвии 40 тыс. – 2.2%, в Литве 32 тыс. – 1.5%. Правда, в Литве еще 40 тыс. взяли годом раньше, в мае 1948 года. Но то была другая операция, под названием «Весна».

После смерти вождя власти снизили объем репрессий, по-хозяйски решив, что раз с классовыми врагами покончено, трудящихся лучше поберечь, иначе кому же работать на режим? Уступив материальным требованиям, советские идеологи совершили большую ошибку – и через поколение в стране подросла новая генерация, на личном опыте осознавшая тупиковость системы. Эти люди с нуля, на пустом месте попытались вкривь и вкось восстановить более близкое к нормам ХХ века общественное устройство. С весьма неоднозначными результатами.

В самой России большую часть тяжелой работы по истреблению самых смекалистых и работящих мужиков, интеллигенции, промышленников, аристократии и т. п. большевики-ленинцы проделали еще до 1923 года. Общий недобор населения из-за революции, эмиграции, голода и Гражданской войны составил 9–11 млн человек – порядка 5% населения. В годы вынужденного отступления к нормам человеческого бытия и временного появления в стране еды (НЭП) средний прирост населения в Советской России подскочил до 3.5 млн человек в год. Но одновременно усилились позиции частного сектора; следовательно, сузилось пространство властного произвола. Примириться с такой угрозой вертикаль никак не могла и развернула вторую волну репрессий и закрепощения.

Коллективизация и связанный с ней голод начала 30-х унесли по разным оценкам, от 8 до 12 миллионов человек – вряд ли больше, но едва ли меньше. Еще 4–6% населения. Зато партийная номенклатура почувствовала себя несравненно увереннее. Жить стало легче, жить стало веселее. Теперь оставалось лишь закрепить достигнутые успехи с помощью Большого Террора – 1.3 млн репрессированных (менее 1%; из них примерно половина расстрелянных) – и можно было уже не опасаться, по более позднему выражению И. В. Сталина, «всяческих неожиданностей». Народ политически кастрирован и обескровлен, покорно строит светлое будущее и поет бодрые песни.

Возвращаясь к современности – опять налицо явный избыток самостоятельно мыслящих и имеющих независимые источники дохода граждан. 15 миллионов потенциальных «иностранных агентов» не шутка. Часть из них придется выдавить за рубеж (благо, границы открыты, не при Сталине живем!), часть разорить, а оставшихся репрессировать, что б заткнулись и боялись. Иначе, товарищи, мы не убережем свою уникальную цивилизацию и духовные скрепы под разлагающим давлением русофобского Запада. «Всяческие неожиданности» опять на повестке дня. Хотя бы полтора миллиона (1%) придется слегка прищучить. Учитывая, что примерно 0.3 млн за последние годы уже выехали за рубеж и этот процесс нарастает, сажать придется не так уж много.

Но придется. Иначе пресловутый «средний класс» перетянет одеяло на себя – и будет как в Беларуси или, того хуже, на Украине. «Ведь вы этого не хотите, правда?» – спрашивает телевизор, заглядывая в каждый дом. Значит, надо немного потерпеть, затянуть пояса во имя светлого номенклатурного будущего.



А Конституция? Какая Конституция, вы о чем… Тут ребром стоит вопрос о привилегиях правящего класса, а вы со своей конституцией. Если уж совсем невтерпеж, перечитайте советскую конституцию 1936 года. Поистине дивный документ.

Благодаря цензуре и решительному уничтожению ростков оппозиции подобные режимы отличаются высокой внутренней стабильностью: Иран, Сирия, Куба, КНДР, Венесуэла… Не спешите кивать в сторону Китая – СССР накануне распада со стороны тоже казался великим и могучим, демонстрируя невиданные показатели планомерного роста. А рушатся они главным образом по двум причинам: внешний шок (для СССР его роль сыграло поражение в Афганистане на фоне драматического падения нефтяных цен) или полное и окончательное исчерпание внутренней ресурсной базы при отсутствии современных технологий ее возобновления. Ну, и по умолчанию еще третий фактор: постыдное нежелание верховного руководства пачкать руки в крови, недостойное настоящих коммунистов-вертикалистов.

С третьим фактором вертикаль в 2020 году продемонстрировала готовность наконец разобраться: тому подтверждением расцвет цензуры, репрессии и братская помощь режиму Лукашенко. Не говоря уж про Навального. Собственно, ей больше ничего и не остается: первые два фактора тихо роют землю глубоко за пределами досягаемости.

Станут ли коронавирус и снижение нефтяных цен достаточно сильным внешним шоком для 2021 года?












  • Виктор Шендерович: Российская власть перестала держать лицо и окончательно перешла на блатные прихваты.
    «Кому он нужен, хе-хе»...

  • 2020 в фотографиях СМИ: главные фотографии 2020 года по версии редакций «Медузы», «Дождя», «Коммерсанта»

  • Кирилл Рогов: этот год... стал годом окончательного пере-учреждения России как диктатуры...
    Сергей Пархоменко: Премия "Редколлегия" о последних лауреатах этого года...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медийные итоги 2020 года
11 ЯНВАРЯ 2021 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Трамп vs Twitter, Соловьев vs YouTube, Евросоюз vs TV Russia, Христо Грозев vs ФСБ, Л.А. Пономарев – это иностранное СМИ и другие безумства не желающего уходить года Стой же, слезай с коня! Стой и не шевелись! Я тебя породил, я тебя и убью! – сказал Twitter и навсегда заблокировал аккаунт Дональда Трампа… Год за номером 2020 от рождества Иисуса Христа по своему характеру очень похож на 45-го президента США. Такой же вздорный, скандальный, а главное, как Трамп не хочет уходить из Белого дома, так и 2020-й категорически отказывается уходить в историю. Вся первая неделя 2021 года была фактически частью декабря 2020-го.
Итоги года. Со мной все ясно
9 ЯНВАРЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ОСОВЦОВ
Предложение написать итоги года для «ЕЖа» сначала вызвало у меня некоторую растерянность. Писать о политике в российское издание мне показалось трудным, ведь я не был в России три с половиной года и не только российскую, будем считать, политику, но и вообще российскую жизнь больше не чувствую, а сделанные на большом расстоянии наблюдения постороннего человека вряд ли кому-то интересны. Но тут подоспели некоторые новости, которые я ощутил как касающиеся меня лично. Сначала в последние дни декабря я послушал интервью с Сергеем Гуриевым, которое он к тому же дал моему собственному сыну в подкасте «Короче». Так вот, популярный экономист и уважаемый оппозиционер назвал людей, сомневающихся в способности России в короткий исторический срок встать на путь прогрессивного цивилизационного развития, русофобами.
Итоги года. К алтарю брассом
7 ЯНВАРЯ 2021 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
Церковь, о которой весь прошедший год почти ничего не было слышно — если не считать борений со Среднеуральским монастырем и споров вокруг проблемы служить или не служить в период пандемии и если служить, то как, — под конец года вдруг оживилась и резво лишила сана череду священников и одного целого митрополита. Настоятель храма Михаила Архангела в Жуковском Алексей Агапов сам еще в августе попросился «на свободу», ибо церковь, в которую он пришел «в свои 17 (то есть 30 лет назад — С.С.), была иным пространством, чем сейчас. То было пространство позволения и приглашения к великому простору чуда. И это пространство, на самом деле, было создано всеми нами, нашим общим выбором изменить себя и окружающее. Выбор меняется...
Итоги года. Под прессом государства
7 ЯНВАРЯ 2021 // БОРИС КОЛЫМАГИН
2020 год останется в памяти как время закручивания гаек. Пандемия сократила и без того маленький островок свободы. Если брать религиозную сферу, то возросло давление на религиозные меньшинства. Его испытывают не только новые религиозные движения, такие как Церковь Последнего Завета («виссарионовцы»), но и традиционные конфессии — протестанты и альтернативные православные. Особенно сильно достается Свидетелям Иеговы. Сообщения об очередных обысках, арестах, допросах напоминают сводки с линии фронта. При этом рвение, которое обнаруживают исполнители, свидетельствует не просто о непонимании того, что такое справедливость, а о садистских наклонностях (ибо избиение, шантаж, требования заключения подследственных в СИЗО, когда можно обойтись домашним арестом, говорят именно об этом).
Итоги года. Кремль, отсекая все лишнее, готовится выстраивать «Постсоветское пространство 2.0»
6 ЯНВАРЯ 2021 // АРКАДИЙ ДУБНОВ
Александр Лукашенко, которого Запад перестал признавать в качестве легитимного президента Беларуси, готов через год, в декабре 2021 года, пригласить лидеров стран СНГ в Беловежье, чтобы там отметить 30-летие роспуска СССР. Идея амбициозная, прозвучала она экспромтом на саммите СНГ, проходившем в режиме on-line 18 декабря. Государственные лидеры, собравшиеся там клеточками на большом экране, люди все осторожные, никто даже бровью не повел в ответ на это гостеприимное предложение коллеги. Тем более, что председательствовал на виртуальном форуме президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев. Уж кому, как не ему, знать, как привередлива бывает фортуна...
Итоги года. Крысы разбежались, идут быки
5 ЯНВАРЯ 2021 // АНТОН ОРЕХЪ
Сегодня особенно забавно изучать прогнозы на 2020 год. Астрологи, политологи, экономисты — никто не угадал. Только, говорят, какой-то чудо-мальчик из Индии пророчил всё то, что случилось. Но был ли мальчик? Бога своими планами насмешили решительно все. Однако я скромничать не стану. Потому что давал такой прогноз, которому трудно было не сбыться. Благодаря его обтекаемости и пессимистичности, с которыми в России никогда не прогадаешь. Ждать смены режима не приходилось. А при нынешнем режиме не могло быть никаких улучшений в экономике и вообще в жизни. Мы даже не могли просто остаться там, где стояли. Потому что такие режимы, как в России, с возрастом способны лишь деградировать. И чем дальше, тем вульгарнее и стремительнее.
Итоги года. В интересное время живем, товарищи!
5 ЯНВАРЯ 2021 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Говоря об итогах-2020 и перспективах-2021, трудно удержаться от банальностей. Лично для меня в 2020 году не произошло ничего такого, чего бы я не ожидал в плане трендов в 2019-м (конкретно коллизию с отравлением Навального, конечно, никто не ожидал). Хотя были и есть социальные группы, которые, одни, ждали обновленческую революцию, а вторые — что Россия еще больше встанет с колен и побежит с мировой цивилизацией наперегонки, укрепляясь в могуществе. Не случилось ни того, ни другого. Для революции в нынешней России практически отсутствует массовый этический импульс, запускающий процедуры перемен.
Итоги года. Политика в год пандемии
4 ЯНВАРЯ 2021 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
2020 год стал одним из самых бурных и непредсказуемых для российской политики. Последствия принимаемых решений оказались иными, чем предполагали их авторы. Год начался с двух громких событий. Первое – отставка правительства Дмитрия Медведева, которое не справилось с задачей выхода на ощутимый для населения экономический рост. Кроме того, сильнейшим ударом по популярности и премьера, и кабинета в целом стало повышение пенсионного возраста в 2018 году. Слабая протестная активность по этому поводу не означала легитимации этого решения – просто люди пришли к выводу, что выход на улицу ничего не изменит, но может сильно испортить жизнь тем, кто «высовывается». Недовольство ушло вглубь, но не исчезло.
Итоги не радуют...
3 ЯНВАРЯ 2021 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Итоги 2020 года меня не радуют. Мы, россияне, продолжаем идти по гибельному «особому пути», пути противостояния с цивилизованным миром, с правовыми демократическими государствами. Нам это не впервой. Поэтому оценивая итоги прошедшего года, полезно вспомнить историю. Сто лет назад мы поверили в марксистско-ленинскую утопию, изгнали из страны три миллиона образованных и предприимчивых сограждан и очень многих россиян погубили на полях Гражданской войны, в ходе коллективизации и Голодомора, в процессе массовых сталинских репрессий.
Итоги года. Будет не скучно!
3 ЯНВАРЯ 2021 // ЛЕОНИД ГОЗМАН
Сначала анекдот, который точно про уходящий год: Хоронят еврея. Ребе говорит, что надо кому-то сказать добрые слова о покойном. Все молчат, он настаивает. Тогда один из присутствующих все-таки берет слово, чтобы сказать хорошее: «У покойного был брат. Так он был еще хуже!» Нет, в этом году хорошее тоже было, и немало – Хабаровск, поражение Трампа, героизм Беларуси. Позор конторы – подарок всем нам ко Дню чекиста. Но определяли 2020 не эти события, а пандемия с обнулением. И где тот брат, который хуже? Не на нашей жизни. Важно, однако, не только то, что происходило, но и то, как это повлияет на будущее. Спецслужбы опозорены. Инфернальный ужас, переходивший в восторг и позволявший так легко верить в Штирлица как в воплощение некой засекреченной реальности, теперь в прошлом – его убил смех.