Итоги года
15 января 2021 г.
Итоги года. Со мной все ясно



Предложение написать итоги года для «ЕЖа» сначала вызвало у меня некоторую растерянность. Писать о политике в российское издание мне показалось трудным, ведь я не был в России три с половиной года и не только российскую, будем считать, политику, но и вообще российскую жизнь больше не чувствую, а сделанные на большом расстоянии наблюдения постороннего человека вряд ли кому-то интересны. Но тут подоспели некоторые новости, которые я ощутил как касающиеся меня лично.

Сначала в последние дни декабря я послушал интервью с Сергеем Гуриевым, которое он к тому же дал моему собственному сыну в подкасте «Короче». Так вот, популярный экономист и уважаемый оппозиционер назвал людей, сомневающихся в способности России в короткий исторический срок встать на путь прогрессивного цивилизационного развития, русофобами. А в первые дни уже 2021 года тот же самый термин в отношении людей, имеющих взгляды, похожие на мои, употребил Дмитрий Быков. Так как Гуриев и Быков наверняка не сговаривались, то получается, что, во-первых, сам термин «русофоб» в российском оппозиционном мейнстриме приобрел не только право на существование, но и вполне уверенную, фундированную направленность, во-вторых, так теперь обозначают конкретную группу инакомыслящих не только кремлевские пропагандисты, но и адепты «прекрасной России будущего».

Вообще говоря, ничего особенно удивительного такой поворот событий для меня не содержал. Свою чужеродность по отношению к вышеупомянутому мейнстриму противников путинского режима я ощутил не один год назад. Если что-то меня и удивило, то это именно термин «русофоб», который к тому же прозвучал от назвавшего себя русофилом осетина Гуриева и любящего кокетничать своим еврейским происхождением Быкова. И именно этот термин простимулировал меня подвести итоги 2020-го, а может быть и не только, года, и объясниться.

Здесь же, в «ЕЖе», в 2014 году я опубликовал несколько колонок, где писал о том, что Российская Федерация полностью и окончательно вернулась к многовековой политике агрессии, захватов и оккупации по отношению к соседним странам и народам, что с неизбежностью не просто влечет, а требует закручивания гаек и подавления инакомыслия внутри. Все это и происходит самым естественным и закономерным в России образом, и для того, чтобы констатировать происходящее, даже необязательно там бывать. Вот что мне не кажется закономерным и естественным, так это то, что из обсуждения оппозиционной повестки дня вопросы оккупированных Россией территорий практически исчезли, много говорится о взаимоотношениях с США и старой Европой, а оккупированные территории Грузии, Молдовы, и даже Украины почти никто не вспоминает.

Грустно и очень симптоматично, что из разговоров не раз уже мною упомянутого мейнстрима исчезли такие слова, как Приднестровье, Южная Осетия, Абхазия, Донбасс и даже Крым. Я позволю себе напомнить, что у России, конечно, всегда было темное прошлое, тяжелое настоящее и светлое будущее, но вопрос о том, предполагается ли нынешняя «прекрасная Россия будущего» соблюдающей не только собственное законодательство, но и международное право, по-прежнему актуален. И да, разумеется, Крым — не бутерброд с колбасой, но он представляет из себя пример законченной, государственной подлости, реального вероломства сталинско-гитлеровского стиля, потому что претензии на Крым в 1994 году Россия обменяла на украинский ядерный арсенал, гарантировав территориальную целостность Украины подписью собственного президента. Сделка была заключена, ядерное оружие из Украины увезли в Россию, и пока статус-кво по Будапештскому договору не восстановлен, любая Россия будущего останется клятвопреступником и международным подонком.

Конечно, и за эти рассуждения тоже меня можно называть русофобом, собственно, как я уже сказал, некоторое удивление вызвало не то, что меня так назвали, а тот, кто меня так назвал.

С другой стороны, я понимаю, что говорить друг другу приятные слова — занятие гораздо более привлекательное. Неслучайно, когда Гуриев выступал уже не в роли интервьюируемого, а сам брал интервью у Навального, он задавал ему только ласковые вопросы. А когда заметил, что Алексея Анатольевича не раз упрекали в этническом национализме, то удовлетворился ответом, что давно уже не упрекали. Помимо того, что упрекать в чем бы то ни было человека, которого все время судят, арестовывают, штрафуют, обливают зеленкой и, наконец, чуть ли не до смерти травят новичком, в принципе как-то не очень, глупо все время повторять одно и то же. Ну да. Навальный националист, это для меня привычный факт и, кстати говоря, не упрек, а констатация. Проблема совершенно не в том, что на свете существуют националисты, и даже не в том, что благодаря другим своим качествам, которые нелепо ставить под сомнение — политическому таланту, смелости, мужеству, обаянию, удаче, — Навальный стал безусловным лидером антипутинской оппозиции. Неглавная проблема в том, что заметные спикеры оппозиции тоже пытаются делать из своей аудитории дураков, утверждая, что он вообще не националист. А главная проблема в том, что оппозиция практически законченным образом стала именно и только антипутинской. В то время как для меня основным объектом противостояния является вовсе не Путин, а именно историческая Россия во всех ее модификациях, от Дмитрия Донского и Ивана III до нынешней без сколько-нибудь заметных перерывов.

Да, находясь далеко и не имея ни возможности, ни сильного желания посетить места моих детства и юности, я довольно отстраненно воспринимаю ругань в адрес своих не очень многочисленных единомышленников и самого себя. Да, то, что я теперь являюсь русофобом и для правящего, и для оппозиционного российского мейнстрима — это, скорее, забавный, чем какой-либо еще факт моей биографии. Я, разумеется, в наступившем году и вообще в этой жизни желаю всего наилучшего, прежде всего моим родным и близким, в том числе в России, но также и всем моим друзьям и знакомым, а среди моих российских друзей нет тех, кто так или иначе не противостоит ее нынешней власти. Но если что в этой сфере и является итогом года, так это ощущение того, что я многим из них не нравлюсь так же, как идеологам и теоретикам, окормляемым, во всех смыслах, со Старой площади. Ладно, я переживу.

Искренне ваш,

русофоб

Фото: pixabay.com

 












  • Виктор Шендерович: Российская власть перестала держать лицо и окончательно перешла на блатные прихваты.
    «Кому он нужен, хе-хе»...

  • 2020 в фотографиях СМИ: главные фотографии 2020 года по версии редакций «Медузы», «Дождя», «Коммерсанта»

  • Кирилл Рогов: этот год... стал годом окончательного пере-учреждения России как диктатуры...
    Сергей Пархоменко: Премия "Редколлегия" о последних лауреатах этого года...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медийные итоги 2020 года
11 ЯНВАРЯ 2021 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Трамп vs Twitter, Соловьев vs YouTube, Евросоюз vs TV Russia, Христо Грозев vs ФСБ, Л.А. Пономарев – это иностранное СМИ и другие безумства не желающего уходить года Стой же, слезай с коня! Стой и не шевелись! Я тебя породил, я тебя и убью! – сказал Twitter и навсегда заблокировал аккаунт Дональда Трампа… Год за номером 2020 от рождества Иисуса Христа по своему характеру очень похож на 45-го президента США. Такой же вздорный, скандальный, а главное, как Трамп не хочет уходить из Белого дома, так и 2020-й категорически отказывается уходить в историю. Вся первая неделя 2021 года была фактически частью декабря 2020-го.
Итоги года. Константы и Конституция
8 ЯНВАРЯ 2021 // ДМИТРИЙ ОРЕШКИН
«Медиалогия» сообщает, что в 2020 году российские сети чаще всего обсуждали коронавирус: 304 млн сообщений. Это форс-мажор, поэтому пандемию оставляем в стороне. На втором и третьем местах (по сути на первом и втором) обнуленная Конституция и кризис в Беларуси – по 19 млн высказываний. Отравление Навального замыкает тройку с 9 млн. Странно, учитывая, что два его последних видео набрали по 20 с лишним млн просмотров. Но какие цифры нам дают, те и обсуждаем. В любом случае тенденция понятна: помимо ковида, рейтинг возглавляют три чисто политических сюжета. Сограждане проснулись? Нет, еще не совсем.
Итоги года. К алтарю брассом
7 ЯНВАРЯ 2021 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
Церковь, о которой весь прошедший год почти ничего не было слышно — если не считать борений со Среднеуральским монастырем и споров вокруг проблемы служить или не служить в период пандемии и если служить, то как, — под конец года вдруг оживилась и резво лишила сана череду священников и одного целого митрополита. Настоятель храма Михаила Архангела в Жуковском Алексей Агапов сам еще в августе попросился «на свободу», ибо церковь, в которую он пришел «в свои 17 (то есть 30 лет назад — С.С.), была иным пространством, чем сейчас. То было пространство позволения и приглашения к великому простору чуда. И это пространство, на самом деле, было создано всеми нами, нашим общим выбором изменить себя и окружающее. Выбор меняется...
Итоги года. Под прессом государства
7 ЯНВАРЯ 2021 // БОРИС КОЛЫМАГИН
2020 год останется в памяти как время закручивания гаек. Пандемия сократила и без того маленький островок свободы. Если брать религиозную сферу, то возросло давление на религиозные меньшинства. Его испытывают не только новые религиозные движения, такие как Церковь Последнего Завета («виссарионовцы»), но и традиционные конфессии — протестанты и альтернативные православные. Особенно сильно достается Свидетелям Иеговы. Сообщения об очередных обысках, арестах, допросах напоминают сводки с линии фронта. При этом рвение, которое обнаруживают исполнители, свидетельствует не просто о непонимании того, что такое справедливость, а о садистских наклонностях (ибо избиение, шантаж, требования заключения подследственных в СИЗО, когда можно обойтись домашним арестом, говорят именно об этом).
Итоги года. Кремль, отсекая все лишнее, готовится выстраивать «Постсоветское пространство 2.0
6 ЯНВАРЯ 2021 // АРКАДИЙ ДУБНОВ
Александр Лукашенко, которого Запад перестал признавать в качестве легитимного президента Беларуси, готов через год, в декабре 2021 года, пригласить лидеров стран СНГ в Беловежье, чтобы там отметить 30-летие роспуска СССР. Идея амбициозная, прозвучала она экспромтом на саммите СНГ, проходившем в режиме on-line 18 декабря. Государственные лидеры, собравшиеся там клеточками на большом экране, люди все осторожные, никто даже бровью не повел в ответ на это гостеприимное предложение коллеги. Тем более, что председательствовал на виртуальном форуме президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев. Уж кому, как не ему, знать, как привередлива бывает фортуна...
Итоги года. Крысы разбежались, идут быки
5 ЯНВАРЯ 2021 // АНТОН ОРЕХЪ
Сегодня особенно забавно изучать прогнозы на 2020 год. Астрологи, политологи, экономисты — никто не угадал. Только, говорят, какой-то чудо-мальчик из Индии пророчил всё то, что случилось. Но был ли мальчик? Бога своими планами насмешили решительно все. Однако я скромничать не стану. Потому что давал такой прогноз, которому трудно было не сбыться. Благодаря его обтекаемости и пессимистичности, с которыми в России никогда не прогадаешь. Ждать смены режима не приходилось. А при нынешнем режиме не могло быть никаких улучшений в экономике и вообще в жизни. Мы даже не могли просто остаться там, где стояли. Потому что такие режимы, как в России, с возрастом способны лишь деградировать. И чем дальше, тем вульгарнее и стремительнее.
Итоги года. В интересное время живем, товарищи!
5 ЯНВАРЯ 2021 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Говоря об итогах-2020 и перспективах-2021, трудно удержаться от банальностей. Лично для меня в 2020 году не произошло ничего такого, чего бы я не ожидал в плане трендов в 2019-м (конкретно коллизию с отравлением Навального, конечно, никто не ожидал). Хотя были и есть социальные группы, которые, одни, ждали обновленческую революцию, а вторые — что Россия еще больше встанет с колен и побежит с мировой цивилизацией наперегонки, укрепляясь в могуществе. Не случилось ни того, ни другого. Для революции в нынешней России практически отсутствует массовый этический импульс, запускающий процедуры перемен.
Итоги года. Политика в год пандемии
4 ЯНВАРЯ 2021 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
2020 год стал одним из самых бурных и непредсказуемых для российской политики. Последствия принимаемых решений оказались иными, чем предполагали их авторы. Год начался с двух громких событий. Первое – отставка правительства Дмитрия Медведева, которое не справилось с задачей выхода на ощутимый для населения экономический рост. Кроме того, сильнейшим ударом по популярности и премьера, и кабинета в целом стало повышение пенсионного возраста в 2018 году. Слабая протестная активность по этому поводу не означала легитимации этого решения – просто люди пришли к выводу, что выход на улицу ничего не изменит, но может сильно испортить жизнь тем, кто «высовывается». Недовольство ушло вглубь, но не исчезло.
Итоги не радуют...
3 ЯНВАРЯ 2021 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Итоги 2020 года меня не радуют. Мы, россияне, продолжаем идти по гибельному «особому пути», пути противостояния с цивилизованным миром, с правовыми демократическими государствами. Нам это не впервой. Поэтому оценивая итоги прошедшего года, полезно вспомнить историю. Сто лет назад мы поверили в марксистско-ленинскую утопию, изгнали из страны три миллиона образованных и предприимчивых сограждан и очень многих россиян погубили на полях Гражданской войны, в ходе коллективизации и Голодомора, в процессе массовых сталинских репрессий.
Итоги года. Будет не скучно!
3 ЯНВАРЯ 2021 // ЛЕОНИД ГОЗМАН
Сначала анекдот, который точно про уходящий год: Хоронят еврея. Ребе говорит, что надо кому-то сказать добрые слова о покойном. Все молчат, он настаивает. Тогда один из присутствующих все-таки берет слово, чтобы сказать хорошее: «У покойного был брат. Так он был еще хуже!» Нет, в этом году хорошее тоже было, и немало – Хабаровск, поражение Трампа, героизм Беларуси. Позор конторы – подарок всем нам ко Дню чекиста. Но определяли 2020 не эти события, а пандемия с обнулением. И где тот брат, который хуже? Не на нашей жизни. Важно, однако, не только то, что происходило, но и то, как это повлияет на будущее. Спецслужбы опозорены. Инфернальный ужас, переходивший в восторг и позволявший так легко верить в Штирлица как в воплощение некой засекреченной реальности, теперь в прошлом – его убил смех.